Красное-на-Волге

Красное-на-Волге — село старинное, по археологическим данным чуть ли не тысячелетнее. В приказных документах упоминается впервые в 1569 году как владение опричного дворянина, стольника Ивана Дмитриевича Годунова. Во времена Смуты Годуновы лишились владений, а Красное со временем отошло в собственность нового царя Михаила Романова — стало селом дворцовым. Екатерина II пожаловала его одной из своих придворных дам: «Фрейлине Прасковье Бутаковой, которая ныне в замужестве лейб-гвардии Конного полка за порутчиком бароном Сергеем Строгановым, да брату ее... Петру Бутакову жалуем мы в Костромском уезде село Красное с 325 душами». От Строгановых-Бутаковых Красное перешло к князьям Вяземским. Одним из совладельцев его был князь Петр Андреевич Вяземский, поэт, приятель Пушкина. Расположено село прекрасно — потому, наверное, и имя свое получило. На высоком берегу Волги, вблизи от покровительствуемой царями Костромы. Кругом места широкие, радостные — то, что называется «приволье». Со стороны матушки-реки хорошо видно главное украшение Красного — белоснежную шатровую церковь Богоявления с колокольней. Построена она была в 1592 году на средства Годуновых. Через год после гибели царевича Дмитрия в Угличе. Возможно, что и всесильный «ближний боярин» Борис Федорович Годунов принял благочестивое участие в ее возведении.

Тип шатровой церкви, возносящей душу верующего от земных неурядиц к небесному единству, оказался очень востребованным на Руси. В нем совершенным образом воплотился менталитет русского православного человека, воспитанный на абсолютных идеалах. Во второй половине XVI века шатровые храмы строят повсеместно: в Москве, в ее окрестностях, в Поволжье, на Рязанщине, на землях Владимирских и Тверских, в больших городах и в вотчинных селах.

Появляются и рядовые постройки, и шедевры, такие как церковь Преображения в селе Остров под Москвой, церковь Петра Митрополита в Переславле-Залесском, собор Бориса и Глеба в Старице, церковь Успения в Спасо-Евфимиевом монастыре в Суздале.

Но у шатрового храма при всех его идейно-эстетических достоинствах был один недостаток: максимум затрат при минимальной функциональности. Для сооружения шатрового храма требуется больше материалов и трудовых усилий, чем для крестово-купольного, а полезный объем и вместительность его значительно меньше. Внутреннее пространство самых масштабных шатровых построек невелико: площадь церкви в Коломенском — чуть более 100 квадратных метров; церкви Покрова в ансамбле Василия Блаженного — 64 квадратных метра.

Чтобы увеличить вместительность шатрового храма, архитекторы окружали его галереями или объединяли несколько отдельных построек, связанных переходами. Последнее приводило к усложнению внутреннего пространства: оно становилось похожим на лабиринт или на катакомбы, что вовсе не соответствовало представлениям русских людей о церковном благолепии.

В 1592 году в селе Красном-на-Волге была возведена церковь Богоявления. Красное принадлежало семье бояр Годуновых. Один из них, Борис Федорович, приходился шурином благочестивому сыну Ивана Грозного, царю Федору. Годом раньше в Угличе погиб младший сын Ивана Грозного, Дмитрий. После углицкой трагедии Годунов при бездетном Федоре оказался на положении негласного наследника престола. Вотчина Годуновых должна была соответствовать новому статусу главы боярского рода.

Церковь Богоявления в Красном — одношатровый кирпичный храм. Основной объем храма образует четверик, на него поставлен восьмерик с восьмигранным шатром, увенчанным луковичной главкой на высоком барабане. Восьмерик разделен на три яруса и декорирован ложными закомарами; переход от восьмерика к шатру оформлен треугольными фронтонами, в которые вписаны мелкие декоративные закомары. С северо-востока и юго-востока к четверику пристроены приделы с главками. С остальных сторон — крытая галерея. С западной стороны к галерее примыкает шатровая колокольня.

Неизвестные строители церкви постарались увеличить ее вместительность за счет крытой галереи, фактически ставшей частью внутреннего объема, и за счет пристройки двух изящных приделов. В итоге получилось сооружение очень гармоничное, стройное, по благородству своему — истинно царское. Две маленькие главки на стройных барабанах вытянулись по бокам большого шатра, как рынды у царского престола. Уверенному взлету храма вторит стройный восьмериковый шатер колокольни.

Церковь действительно редкостной красоты и благородства. Ее уверенный взлет к небу напоминает деревянные шедевры Заонежья. Кажется, что божественное это творение всегда высилось над Волгой так — уверенно, вольно.

Но село Красное и Богоявленская церковь тоже оказались жертвами русской Смуты. Не той, что началась при Годуновых, а другой, уничтожившей 300-летнее царство Романовых. Беда случилась в революционном 1919 году.

Село было богатое. Иные из его крестьян владели мастерскими, баржами, даже пароходами. Поэтому «красную» большевистскую власть в Красном не очень-то жаловали. Когда настал голод, вызванный продразверсткой, красносельские мужики собрались всем миром, выбрали семерых, дали им денег и послали на закупку хлеба. Но мирские ходоки были ограблены и убиты. Общественное мнение обвинило в их гибели «коммунистов» из комитета бедноты. Как-то ночью неизвестные обстреляли комбед из обрезов. Были убитые и раненые. И тогда в село пришел карательный отряд.

Отряд шел по всем правилам военной науки — секретно. Красные конники ворвались в деревню, убивали на улицах — всех случайных встречных мужчин. Потом пошли по домам. Арестованных расстреливали на берегу Волги. По данным кладбищенских записей, в те дни в селе Красном было расстреляно около 150 человек. В том числе все священнослужители трех церквей — Богоявленской, Петропавловской, Всехсвятской.

Петропавловский храм XIX века был при советской власти уничтожен. Богоявленская церковь пережила десятилетия запустения. Благовест ее колоколов вновь стелется над Волгой.