Церковь Ильи Пророка в Ярославле

Ярославль особенно хорош ранним летним утром, когда нет еще людей на улицах и пробок на перекрестках, когда от Волги поднимается прохладная свежесть и старинные дома и храмы, простые и причудливые, едва пробудившись ото сна, охорашиваются перед прозрачным зеркалом небес.

Ярославль хорош весь (имею в виду его исторический центр). Но особенно примечательна в этом теплом и благородном городе церковь Ильи Пророка — своего рода итог самобытного развития храмостроительства Московской Руси.

Оригинальнейшим достижением старомосковского зодчества стали шатровые церкви XVI — первой половины XVII века. Но как бы ни был духовно высок их полет, он был все же ограничен земным тяготением. Растущим русским городам требовались храмы достаточно просторные, чтобы вместить православный люд, собирающийся и на молитву, и на общественные сходы. И при этом не слишком дорогие в строительстве и в эксплуатации.

В XVII веке храмы и палаты по всей России строятся из кирпича. Кирпич легче и прочнее, чем известняк, из него можно выкладывать более сложные конструкции — лишь был бы в наличии достаточно хваткий и надежный связующий раствор.

В белокаменных постройках прежних времен окна делались узкие, щелевидные — дабы не подвергать известняковую кладку излишним нагрузкам. Здание освещалось главным образом через окна подкупольных барабанов. Теперь, в эпоху кирпичного строительства, можно смело прорезать толщу стен просторными оконными проемами. Отпала необходимость в возведении высоких и широких барабанов. Правда, пятиглавие именно в это время стало общераспространенной, канонической формой навершия русского храма. Центральный купол при этом еще сохранял свое идейное и конструктивное значение, а периферийные главки порой становились откровенно «украшательскими», приобретали замысловатые формы. Возвышаясь над тонкими, напоминающими печные трубы барабанами, они норовили взлететь вверх и раствориться в небе, подобно дыму.

Закомары тоже стали элементом декоративным. Сложное позакомарное покрытие уступило место практичной четырехскатной кровле. В итоге основной объем типичной русской церкви превратился в обыкновенный куб, увенчанный луковичным пятиглавием и испещренный разнообразным декором. Пестро, но скучновато.

В русской церковной архитектуре наметился явный кризис. Столичные зодчие искали выхода из него в освоении новых форм, а провинциальные — в оригинальном сочетании старых.

Церковь Ильи Пророка, построенная в 1647-1650 годах, безусловно, одна из главных градообразующих доминант Ярославля. Недаром в XVIII веке именно ее сделали центром регулярной радиально-кольцевой планировки города. Это не одна, а целых шесть построек, объединенных в безукоризненно-цельный архитектурный комплекс. Главный объем — поставленный на подклет большой куб с тремя апсидами и пятиглавием. К нему с юго-востока пристроен параллелепипед с маленькой декоративной главкой — придел Покрова; с северо-востока — небольшой куб с главкой и пирамидальным переходом от четверика к барабану — придел исповедников Гурия, Симона и Авива. Главное здание с трех сторон окружено крытой галереей и ею же соединено с двумя эффектными высотными постройками: Ризоположенским приделом, представляющим собой восьмерик на четверике, увенчанный стройным шатром и с шатровой же колокольней.

Весь комплекс составлен из простых геометрических объемов, но при этом очаровывает сложной игрой шатров, кубов, луковиц, колонок, кокошников, горизонтальных и вертикальных осей. Основной использованный строителями композиционный прием можно назвать так: равновесная асимметрия. Благодаря смелости, с которой он применен, весь ансамбль выглядит одновременно величественно-устойчивым и подвижным, динамичным, живым.

Вокруг него надо ходить медленно, разглядывать его с разных сторон долго, вдумчиво. Особенно хорошо делать это ранним летним утром, когда от Волги поднимается прохладная свежесть.