Сусанинские дебри. Село Молвитино (Сусанино)

Заволжские леса не поражают величественностью, как забайкальская тайга, не веселят глаз игрой света и тени, как среднерусские рощи и перелески. Оки ровно и спокойно тянутся во все стороны, идут походным строем, и конца-краю нет их темно-зеленому воинству. Эти леса бесконечны. Ель и осина, ольха и береза, редкий подлесок, вязкие мхи, болотные топи... Чем дальше углубляешься в эти дебри, тем могущественнее звучит в душе их голос.

Для градов и весей Заволжья не было более надежной защиты, чем эта лиственно-хвойная рать. Лесными тропами местные жители уходили от татарских набегов и в лихолетье Смуты в лесах спасались от грабительских рейдов всевозможных атаманов и воевод. В то самое Смутное время, в 1611 году, после пожара и разорения Москвы, в заволжскую вотчину Домнино отъехала семья Романовых — инокиня Марфа и ее малолетний сын Михаил. Спустя два года в Домнино прилетело неожиданное известие: Собор всея земли, собравшийся на руинах освобожденной Москвы, избрал на царство Михаила Романова. Но за благой вестью по пятам шла опасность. Политические противники «нареченного царя» не могли не попытаться захватить его в плен или убить. С этой целью с разных сторон в Заволжье выступили несколько военных отрядов.

Ни власти, ни войска у новоизбранного царя в тот момент не было. Его жизнь и будущее России спас крестьянин близлежащего села Молвитино, тоже принадлежавшего Романовым.

Подвиг Ивана Сусанина всем известен, и нет нужды его описывать. Внесем только одну поправку. Отряд, заведенный Сусаниным в болотистые дебри, состоял не из одних поляков, а возможно, и вовсе не из поляков. Русская Смута была войной гражданской, и смерти юного Михаила искали прежде всего внутрироссийские силы, враждебные Земскому собору. Скорее всего, Сусанин увел в лес пеструю шайку головорезов, среди которых были и казаки, и польско-литовские шляхтичи, и русские мятежные дворяне, и беглые холопы... Так или иначе, но с его подвига начинается в России отсчет Нового времени — трехсотлетней эпохи Романовых.

Случилось так, что через 253 года царскую жизнь вновь спас уроженец села Молвитино. Во всяком случае, так гласит официально утвержденная легенда. Погожим апрельским днем 1866 года император Александр II совершал прогулку в Летнем саду. Когда он выходил на набережную Невы, из толпы любопытных наперерез ему выскочил молодой человек в длинном черном пальто. В руках юноши блеснул пистолетный ствол, раздался выстрел. Промах. Стрелявшего схватили. Им оказался студент Дмитрий Каракозов. Тут же нашлись очевидцы, утверждавшие, что Каракозова в последний момент ударил по руке невзрачный мастеровой, стоявший рядом в толпе, — Осип Комиссаров. Как оказалось, бывший житель Молвитина. Земляк Ивана Сусанина.

Бывшее Молвитино, ныне Сусанино, широко раскинулось в шестидесяти километрах от Костромы на автодороге Кострома—Буй. Посреди села возвышается церковь и колокольня, в контурах которых угадывается что-то удивительно знакомое. Да, ведь это та самая колокольня, которая запечатлена на картине Саврасова «Грачи прилетели». Неподалеку — дом, в котором в 1871 году жил знаменитый пейзажист.

А вокруг села — леса, перемежающиеся с полями. За строем деревьев лежит доныне непроходимое болото. То самое, вглубь которого завел Иван Сусанин врагов отечества и где принял от них смерть.