Чухломское озеро. Авраамиев монастырь

Спокойная вода Чухломского озера набегает на деревянные мостки, хлопает о днища лодок, привязанных к столбам. Береговая линия такая же спокойная, изгибается ровной дугой, так что сверху озеро выглядит почти правильным кругом.

На восточном берегу — городок Чухлома. Название — синоним глубинки, захолустья, покойной, неспешной жизни. Единственная автодорога связывает Чухлому с железнодорожной станцией Галич и с Костромой. Оттуда, как волшебный корабль из заморья, изредка приходит автобус — и убегает дальше, в направлении Солигалича. Солигалич — последний городишко на этой трассе. Дальше дорог нет — только дебри да болота.

Деревянные дома, идиллические палисадники, резные наличники на окнах. На улицах — почти полное отсутствие машин. Тихий городишко приютился в уголке за ленивыми речками и дремучими костромскими лесами, и жизнь его мало чем отличается от жизни окрестных деревень. Разве что есть административные здания и ресторан. Главная достопримечательность Чухломы — озеро и чудные закаты над его гладью.

Название озера происходит от слов «чудь», «чухари». Значит, до прихода славян жили в этих местах угро-финские племена, родственники знакомых нам вепсов. Когда возникло поселение у озера — точно не известно. В письменных источниках Чухлома упоминается впервые в конце XIV века. А в следующем столетии ей суждено было принять участие в кровавой войне между великим князем Василием Московским и его двоюродными братьями. Один из них, Дмитрий Шемяка, владел рыбным Чухломским озером и городишком на его берегу. Борьба была жестокой: захваченный в плен Василий был ослеплен по приказу Шемяки, но через год вернулся на великое княжение. Московская сила стала одолевать галичскую. Строя оборону против заклятого врага, Шемяка укрепил Чухлому, но это не спасло его от поражения. Деревянные стены Чухломской крепости простояли до начала XVIII века, а остатки валов до сих пор видны в городском саду.

На противоположном берегу озера стоит Покровский Авраамиев мужской монастырь. Он виден издалека: его высокая белая колокольня, как дирижерская палочка, управляет всем ансамблем озера. При советской власти он был закрыт и предан разрушению. Его постройки выглядели как развалины Сталинграда: заросшие травой куски стен. Монахи, пришедшие в 1990-х годах, начали тут все с нуля. Восстановили старую церковь и огромный, XIX века собор над мощами преподобного Авраамия. Построили братский и гостиничный корпуса с церковью. Обзавелись хозяйством: полями, скотом, гаражом, тракторами. Все совершали сами; на труды паломников и помощь жертвователей рассчитывать не приходилось, потому что до чухломской глуши редко какой паломник доберется. Тут нечасто увидишь монаха в рясе, разве что во время службы, а так все в рабочей одежде — все работают. И сам настоятель встретил нас в спецовке.

В сторону озера по крутому береговому склону вьется тропинка. Она ведет к часовенке, рядом с которой — родник. Около него шесть с половиной столетий назад сиживал, наверное, сам Авраамий. За деревьями — белый блеск вечернего озера.