Sentstory.ru



Оредеж и Суйда

Оредеж и Суйда.

Река Оредеж петляет по лесистым урочищам Ижорской возвышенности: на юг, на восток, на север, снова на юг. Река невеликая: всего две сотни километров от истока до впадения в реку Лугу. Река необычайно живописная. По берегам в ее верховьях — дворянские гнезда, усадьбы, церкви. На опушках лесов — курганы, погребальные памятники древности.

Никто не знает, откуда взялось и что значит название Оредеж. Высказывались предположения о его происхождении из какого-то финно-угорского языка (близкого к водскому или ижорскому); предполагаемые значения — «скачущий конь» или «голова коня». Это — не более чем предположения. Название древнее. Значит, и люди жили по берегам реки с незапамятных времен.

Да и как не жить на этих привлекательных берегах? Обаяние оредежских изгибов неодолимо. В характере этой реки есть и лирическая нежность, и грозное, колдовское начало.

Страшно воет лес дремучий.

Ветр в ущелиях свистит,

И украдкой из-за тучи

Месяц в Оредеж глядит.

Между гор, как под навесом,

Волны светлые бегут

И вослед себе ведут

Берега, поросши лесом.

Таков образ оредежских берегов, созданный Кондратием Рылеевым в стихотворной думе «Царевич Алексей в Рождествено». Детство Рылеева прошло в имении Батово, на Оредеже. Другой поэт столетием позже тоже вглядывался в эти воды, и образ их остался навсегда в его душе. В 1923 году, в эмиграции, на чужбине, Владимир Набоков грезил:

Вот, гладкая лодка плывет

в тихоструйную юность мою,

мимо леса, полного иволог,

солнца, прохлады грибной, мимо леса,

где березовый ствол чуть сквозит белизной стройной

в буйном бархате хвойном,

мимо красных крутых берегов.

Красные крутые берега — отличительная черта оредежского пейзажа. Современник и друг Рылеева Александр Бестужев (Марлинский) тоже не остался равнодушен к их красотам: «Тихая речка вьется между крутыми лесистыми берегами, инде расширяется плесом, инде подмывает скалы, с которых сбегают звонкие ручьи». Скалы эти — обнажения пластов среднедевонского красного песчаника. Песчаник лежит слоями, между которыми порой встречаются прослойки разноцветных палеозойских глин. В них палеонтологи находят остатки кистеперых рыб — обитателей девонских морей. Вот из какой древности течет река Оредеж! Хотя сама она образовалась во время недавнее: после отступления Великого ледника.

В верховьях Оредежа, между невысокими холмистыми грядами Ижорской возвышенности, раскинулся прекрасный благородно-сказочный лес. Стройные мачтовые сосны, могучие, как гранитные колонны, темнохвойные ели, высокотравные поляны... Помнится, как-то в ночь на Ивана Купалу мы искали в этих былинных местах волшебный цветок папоротника. И что самое интересное, нашли. Мистики в этом нет никакой. Дело в том, что на лугах по опушкам этого леса водится редкий вид папоротника Botrychium lunarium (ужовник полулунный). Раз в год, в середине лета, этот папоротник выбрасывает вверх высокий спороносный колосок, на котором сидят спорангии — мешочки красного цвета, очень похожие на мелкие цветочки. Через два-три дня споры рассыплются, колосок отомрет и диковинное растение затеряется в густой траве.

По северному краю леса вьется небольшая речка Суйда. Покрутившись между душистыми лужайками и холмами Суйдинской гряды, она поворачивает к югу, чтобы через несколько десятков километров догнать Оредеж и влиться в него. Невдалеке от речки под сенью старинных деревьев притаилась усадьба Суйда. Точнее, то немногое, что осталось от бывшей дворянской усадьбы.

Как и многие другие деревни и села Ижорской земли, Суйда впервые упоминается в связи с податной переписью, осуществленной после присоединения Новгородского государства к Московской державе при Иване III. В «Переписной окладной книге Водской пятины», составленной в 1499 году, Суйда обозначена как центр сельского округа — Суйдинского погоста Копорского уезда. В шведские времена, с 1617 по 1703 год, здесь существовало феодальное владение — мыза Суйда. После отражения в 1708 году шведского наступления на Петербург Петр Великий пожаловал Суйду с прилегающими деревнями Воскресенское и Кобрино Петру Матвеевичу Апраксину, сенатору, президенту Юстиц-коллегии. Апраксин и его наследники владели имением около 30 лет. За это время был разбит парк, возведены усадебные и хозяйственные строения.

В 1759 году Суйдинскую мызу купил Абрам Петрович Ганнибал, человек необыкновенный. Уроженец Африки (ни место его рождения, ни род и племя, ни даже год появления на свет доподлинно не известны), он мальчиком был похищен работорговцами и, после долгих мытарств, оказался при дворе царя Петра (как это случилось — тоже доподлинно не известно). Сам царь стал его крестным отцом и нарек Абрамом Петровым. Крестный не мог надивиться острому уму и незаурядным способностям темнокожего крестника. Вскоре Абрам стал ординарцем и секретарем царя, затем был отправлен учиться военно-инженерному делу во Францию, служил офицером во французской армии, вернулся в Россию незадолго до смерти Петра, получил права дворянства, а вместе с ними и фамилию Ганнибал. Служил, попал в опалу при Меншикове, был возращен на службу императрицей Анной... Потом снова немилость, отставка, возвращение на службу при Елизавете... Ревельский комендант, инженер-генерал, строитель укреплений в Кронштадте и Тобольске, кавалер ордена Святого Александра Невского, генерал-аншеф... В 1762 году немолодой уже «арап Петра Великого» был отправлен в отставку (новая императрица Екатерина не любила тех, кто был в милости у Елизаветы). Остальные почти 20 лет жизни провел в имениях — в Петровском на Псковщине и в Суйде под Петербургом.

После смерти Абрама Петровича Суйда перешла к его старшему сыну Ивану, а тот разделил имение с братьями. Младшему, Осипу, досталась деревня Кобрино. Впрочем, Осип еще при жизни отца вместе с женой Марьей Алексеевной переехал жить в Суйду. Здесь у них родилась дочь Надежда. В 1796 году она вышла замуж за родовитого, но небогатого дворянина Сергея Львовича Пушкина. Венчание состоялось в церкви Воскресения Христова села Воскресенского.

...Церковь Воскресения Христова сгорела в 1964 году. Сейчас она отстроена заново по проекту Александра Александровича Семочкина, архитектора, реставратора, краеведа и замечательного человека, создателя музея в Рождествено (о котором речь впереди) и музея «Дом станционного смотрителя» в селе Выра. От усадьбы Ганнибалов в Суйде остались лишь сильно переделанные хозяйственные постройки да часть парка, и то в запущенном состоянии. И еще осталась память. Хотя Александр Сергеевич Пушкин, по-видимому, никогда не бывал в Суйде (в 1807 году имение было продано), но род его связан с этой землей. Няня Ольги, Александра и Льва Пушкиных Арина Родионовна Яковлева родилась и выросла в деревне Лампово, близ Суйды, жила с мужем в деревне Кобрино и оттуда была взята в услужение к Ганнибалам и Пушкиным.



Яндекс.Новости: Главное

Яндекс.Новости: Главное