Sentstory.ru



Серебрянное кольцо Подпорожья

Серебряное кольцо Подпорожья

От Подпорожья через Важины идет недлинная круговая дорога, которую иногда называют Подпорожским Серебряным кольцом. «Серебряным», наверно, потому, что главные ее достопримечательности — старинные деревянные церкви — от возраста становятся темно-серыми и на солнце их тесовые кровли играют матовым светом, как потемневшее серебро.

Дорога проходит сквозь дремучие леса, мимо озер Вачозеро и Пидьмозеро, возвращается к берегу Свири и бежит в обратном направлении, в сторону Подпорожья. Ответвление ее заворачивает к небольшому, спрятанному в лесах Сидозеру. По всей этой дороге, на ее приблизительно 80 километрах, — церкви и часовни, памятники деревянного зодчества.

Вначале дорога поднимается по Важинке вверх. Если, не доходя километра два до деревни Согиницы, свернуть на широкую лужайку и по ней спуститься к каменистому руслу Важинки, в просвете меж деревьев вдруг явится церковь, как будто вырастающая из единства воды, земли и неба. Ее серебристо-серый тесовый шатер гениально венчает перспективу всхолмленной речной долины. Это Согиницкий погост с Никольской церковью XVII века.

Когда-то Согиницы представляли собой целый куст деревень, а жило в них (еще на памяти стариков) человек до семисот. Сейчас постоянных жителей осталось не больше шести десятков, да на лето приезжают из города столько же. Половина домов в селе пустуют, зато около остальных бодро сверкают яркими красками всяческие иномарки. Посреди этого деревенского разнообразия — старинная деревянная ограда, за ней — большая шатровая церковь, колокольня. С колокольни открывается вид на леса без конца и без края, на живописную пойму Важинки, теряющуюся в зеленом безбрежье. Отсюда к северу леса безлюдные и бездорожные тянутся на десятки километров.

Никольская церковь — стройная, веселая, какая-то нарядная. Нарядность ей, придают, наверно, деревянные угловые фронтончики, опоясывающие ее восьмерик чуть ниже шатра. В войну шатер был разрушен, но в 1970-х годах весь комплекс погоста отреставрирован и с тех пор поддерживается в хорошем состоянии. Только вот крест как упал когда-то в бурю, так и не воздвигнут, стоит прислоненный к стене. Службу обычно совершают в маленькой Ильинской церкви, притулившейся к большой, как дитя к матери.

От Согиниц дорога идет на восток и вскоре выводит к высокому мысу над большим простором Вачозера. По берегу — деревня Заозерье, а на самом возвышенном месте, под охраной огромных темных елей, — часовня Петра и Павла. Маленькая, с колоколенкой и крохотной главкой-луковичкой, она стоит здесь так убежденно, так естественно, а озерная синева так прозрачно обрамляет ее резной контур, что хочется остаться здесь навсегда, дышать вечным покоем.

После Заозерья дорога долго тянется лесом, пересекает Мурманскую железную дорогу у станции Токари и наконец выходит к живописной деревне Посад. Тут, на кладбище, укрытая разросшимися деревьями, прячется еще одна постройка. В одних источниках ее называют часовней Флора и Лавра, в других — Афанасьевской церковью. Недавно отреставрированная, она резко контрастирует с другими памятниками Подпорожского кольца своей свежестью, светлым тоном нового дерева, прямой, не пошатнувшейся осанкой. Даже кладбище вокруг нее выглядит как-то оптимистично.

К сожалению, в двух километрах к югу от Посада оптимизм испаряется, сменяясь тревожной печалью. Село Волнаволок (сокращение от «Волостной наволок»; «наволок» значит «мыс») красиво раскинулось на берегу широкого Пидьмозера, но... Чего-то недостает этой красоте. Как будто душа ушла из недавно еще живого тела. Вот тут, на мысу, над светлой водой, стояли две церкви. Недавно еще стояли. Теперь их нет. Волнаволоцкий погост, памятник деревянной архитектуры XVII-XIX веков, заброшенный, никому не нужный, разрушался несколько десятилетий, но все же стоял... И вот несколько лет назад сгорел. Как говорят — от случайного костра, разведенного рыбаками.

Красота северных сел и погостов одухотворенна, но уязвима. И чем одухотвореннее она, тем легче ее разрушить. Особенно потому, что пустынны стали эти места, мало осталось в деревнях постоянных жителей. Нет за церквами, часовнями и старинными избами постоянного догляда, даже если они и числятся в реестре памятников истории и архитектуры.

Еще одна драгоценность Подпорожского кольца — церковь Пророка Елисея на Сидозере — в реестре памятников, к сожалению, не числится.

И потому стоит бесхозная, с провалившейся крышей, разрушается спокойно, медленно, беспрепятственно. А ведь как красиво стоит! В стороне от дачного поселка, в месте совершенно уединенном, на дальнем краю озерной глади, в окружении молитвенных деревьев. К ней на машине не подъехать, а можно только пешком подойти. Церковь не древняя, построена в конце XIX века, но очень причудливая, необычная. Особенно необыкновенны ее главки: похожие на смоквы, они стоят на сужающихся книзу этаких «рюмочных» барабанах. От этого вся постройка становится весело-заковыристой, как в сказке: «Стоит церковь, из пирогов сложена, блином покрыта, двери пряничные, купола репяные...» А если войти внутрь, то, несмотря на разруху, торжественное величие царит. Пророк Елисей был юродивый, и в нем обитал Дух Святой. Елисеевская церковь живит и одушевляет окружающий мир. Хочется верить, что сама не умрет, дождется реставрации.

А кругом леса дремучие, места малолюдные. Зимой, когда дачники возвращаются в город и людей в деревнях почти не остается, волки подходят к домам. Медведи тоже тут коренные жители. Автор XVIII века Николай Озерецковский в книге «Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому», рассказывает: «Жители сей деревни (Плотичная на Свири) сказывали мне, что много скота, а особливо лошадей, перевел у них медведь, от которого особливым избавились они случаем. Двое из них, ехавши на лодке по Свири выше своей деревни, увидели медведя, плывущего через реку от правого берега к левому, на котором пасся у них скот; увидя, приняли намерение напасть на него, пока он не выплыл, тотчас нагнали его на лодке и в несколько минут убили, не имея другого оружия, кроме топора и лодочной мачты. С той поры целы у них лошади, коих, однако ж, после покойника не много осталось; но опасно, чтоб наследники его и последних не доконали, ибо их по Свири очень довольно».

По этой вот медвежьей Свири, по дороге, бегущей над ее высоким берегом, возвращаемся из Сидозера в Подпорожье.



Яндекс.Новости: Главное

Яндекс.Новости: Главное