Заонежье

На острове Кижи, близ деревянной стены погоста, — еще несколько церквей, часовен, изб, свезенных сюда, в музей-заповедник, из деревень Заонежья. Но музей-заповедник не ограничен берегом острова. По окрестным сельгам и наволокам, как планеты вокруг звезды, светят тихим светом памятники деревянного зодчества Русского Севера.

«Сельга» по-местному «гряда», «возвышенность». «Наволок» — «мыс». Высокие гряды, заливы, мысы и острова — тот основной материал, из которого создан облик Заонежья. И еще — дремучие непролазные леса по каменистым берегам, бесчисленные малые озера, широкая онежская гладь, чистота воздуха и воды, запах трав... Изредка разбросанные деревни, луга и покосы вокруг них. И еще — деревянные кресты и темные бревенчатые стены церквей и часовен. Они придают особенное выражение заонежским пейзажам. Вдумчивое, умиротворенное, приемлющее.

Город Медвежьегорск — самая северная точка Онежского озера. От него к югу идет дорога вглубь большого полуострова, образованного когда-то ледником. Этот же причудливый строитель искромсал полуостров бесчисленными сельгами, вытянутыми параллельно друг другу заливами и озерами, окружил островами. Вот этот мир воды, камня и леса называется Заонежье. Новгородцы, смешавшись с карелами, заселили эти места лет 600-700 назад. В московские времена над заонежскими селами вознеслись главки православных храмов. Правда, храмами в торжественно-ритуальном смысле их трудно назвать. Не храмы, а дома, в которых обитает Дух Божий, поднимает их ввысь над белым светом вод и тьмой дремучих лесов.

Постройки — дело рук человека — удивительным образом вживлены в созданный природой ландшафт и наполняют его жизнью. Композитор Борис Асафьев, побывавший в Заонежье в 1920-х годах, отметил это: «Я был поражен прежде всего красотою ансамблей, то есть спайкой между фоном (природою: лес, холмы, поля, вода, острова, дальние линии берегов) и церквами, колокольнями, избами, часовнями, крестами...». По материалам экспедиции Ларса Петтерссона и Ойва Хелениуса, работавшей в 1942-1944 годах, во время финской оккупации, в Заонежье насчитывалось 242 церкви и часовни. Из них сохранилось теперь 32. Надо вдуматься, вчувствоваться в эти цифры. За шесть послевоенных десятилетий мир Заонежья оказался на грани полного уничтожения. И все же то, что осталось, еще хранит в себе великую тайну соединения человека, природы и Бога.

Озеро, носящее вселенское имя Космозеро, тянется на 30 километров с северо-запада на юго-восток ровно посредине Заонежского полуострова. Ширина озера — не более километра. На высоком берегу у его южной оконечности стоит деревня Космозеро. Успенский Космозерский погост известен с XVI века. Из двух церквей, его составлявших, сохранилась только одна, меньшая, — церковь Святого Александра Свирского. Высоким шатром возносится она над дорогой, над деревней, над блестящей водой озера. Высота ее главки — 32 метра. Церкви в карельских дебрях строили с таким расчетом, чтобы их кресты были видны из деревень, составляющих приход. Маковки Александро-Свирской и сгоревшей Успенской церквей когда-то были видны издалека с дороги, ведущей с севера в Заонежье. Приветствовали путника и освящали вход в страну Заонежскую.

В самом центре полуострова, на холме у дороги возле крохотной деревушки Поля, стоит Ильинская церковь. Характер у нее совсем другой, не властный, как у космозерской, а мягкий, нежный, умиротворенный. Над ее главным срубом не взметается шатер, а только маленькая главка примостилась, как птица, на так называемой бочке, которая, в свою очередь, поставлена прямо на конек крыши. С запада к церкви примыкает шатровая колокольня. Она гораздо выше самой церкви, стоит на малоприметном косогоре, и поэтому кажется, что, спускаясь вниз с холма, ведет за собой основную постройку. Мирный образ Ильинской церкви обусловлен ее историей. Здесь не было погоста — центра общественной жизни. Когда-то на этом месте стояла небольшая часовня, потом ее расширили, присоединили перевезенную из другой деревни колокольню — и получилась церковь.

Если пойти дальше той же дорогой, то придешь в деревню Типиницы. Это уже самый юг полуострова. При входе в Типиницы примостилась крохотная часовенка, чем-то напоминающая избушку на курьих ножках.

Простой срубик, крылечко с резными столбами да главка на тоненьком опорном барабане, как грибок на ножке.

Когда-то Типиницы были большим богатым селом. Теперь здесь постоянно живут лишь три-четыре семьи, да летом приезжают отдыхать горожане. Когда-то над Типиницами высилась прекрасная шатровая церковь Вознесения Господня. Ее далеко видно было и с холмов над деревней, и с Онежского озера. Церковь сгорела недавно, в 1970-х годах. Без нее вся местность вокруг осиротела. Дома деревни рассыпались врозь, как стадо, потерявшее пастыря. Только несколько изб и в разрушении своем сохранили гордую осанку.

Избы повсюду в Заонежье могучие. Большинство их давно заброшено, но многие еще стоят, споря со временем и бесхозностью. По размерам каждая из них — с трехэтажный дом. Кое-где уцелели резные наличники, балкончики, крыльца. Некоторые избы перестроены под современные нужды и, утратив украшения, сохранили внушительный, суровый, былинный вид. Кстати, о былинах. Именно в Заонежье Павлом Рыбниковым и Александром Гильфердингом впервые были записаны былинные повествования об Илье Муромце, Добрыне, Вольге. В Заонежье, в деревне Гарницы на Климецком острове, жила семья знаменитых сказителей Трофима Рябинина и его сына Ивана.

Если от Типиниц пойти на восток дорогой, изгибающейся вдоль берега Онежского озера, то через пару часов попадешь в деревушку Вороний Остров. Там, в окружении живых еще изб, стоит часовня Усекновения главы Иоанна Предтечи. Часовня маленькая, с шатровой колоколенкой, но стоит она очень живописно, над заводью, в окружении прибрежных трав и кустов. Тут особенно чувствуется, что заонежская деревня немыслима без церкви или часовни. Церковь или часовня живая душа деревни.

Но, пожалуй, самая проникновенная из всех часовен Заонежья — часовня Георгия Победоносца в Усть-Яндоме. Деревни Усть-Яндома уже нет, стоят на берегу Онежского озера три или четыре обитаемых дома. А чуть дальше, на самом мысу, у воды, в окружении деревьев, — крыльцо, стройный сруб с главкой-луковичкой и светлый шатер колокольни. И так стоит эта часовня, что хочется смотреть на нее не отрываясь. И тот, кто хоть раз увидит ее, навсегда сохранит в душе своей этот образ молитвенного Заонежья.