Каргополь

Когда возник городок на реке Онеге и откуда взялось его необычное название — неизвестно. Первые достоверные сведения о Каргополе относятся к XV веку и связаны с войной за московский престол между Василием Темным и его двоюродным братом Дмитрием Шемякой. В этой войне рождалась новая Русь — будущее Московское царство. Каргополь — ровесник русской державы.

Впрочем, ничего державного в нем нет. Он втрое меньше и вдесятеро тише Устюга. Неказистые деревянные дома, покосившиеся заборы, пыльные улицы, травка по обочинам, деловито снующие собаки да кошки. Людей немного, и они никуда, кажется, не спешат. И среди всего этого — белые стены и внушительные купола церквей.

Бревенчатая развалюха с замшелым забором, а над ней громада старинного храма — это типичный пейзаж Каргополя.

В своей архитектурно-градостроительной сути Каргополь подобен Устюгу, только сильно уменьшен масштаб и скупее, суровее формы. Хотя кто кому подобен — еще вопрос. Главный и самый старый храм Каргополя — собор Рождества Христова — древнее устюжских церквей на целое столетие.

Как и Устюг, Каргополь рассчитан на обзор с воды — с Онеги. Только отсюда виден целиком главный архитектурный ансамбль: Новый Торг, или Соборная площадь, с тремя храмами и колокольней. Ансамбль устойчивый, равновесный. Два больших объема — Христорождественский собор и церковь Иоанна Предтечи — как чаши весов, а между ними — стрелка колокольни и приземистая Предтеченская церковь как опора для нее..

Христорождественский собор построен одновременно с храмом Василия Блаженного, но на московского одногодка ничем не похож. Он прост, коренаст, суров. Белый куб его основного объема окружен невысокими приделами и подперт мощными контрфорсами. Пятиглавие широко расставлено, луковичные главы как будто придавливают массивное здание к земле.

Предтеченская церковь и помоложе, и полегче.

Перестроенная в XVIII веке, она тоже кубична, но круглые окна вверху стен и особенно пять фигурных глав, поставленных на высокие барабаны, придают ей вид живой, даже трепетный.

Колокольня времен Екатерины II неожиданна во всех смыслах. Посреди сурового Каргополя она выглядит как столичная горничная, приехавшая к родным в гости в северную глухомань. Колонны в духе позднего барокко, лепнина, а самое главное — вазы, взгроможденные на верхний ярус, придают ей игривость. Но и она покаргопольски устойчива, ширококостна.

Рядом с Новым Торгом, чуть подальше от реки, — Старый Торг. Тут тоже три церкви — Рождества Богородицы с колоколенкой, Благовещенская и Никольская. Церковь Рождества Богородицы (1680) замечательна своим декором. По верхам барабанов — аркатурно-колончатые пояски; под карнизами — орнамент-бегунец, кирпичное кружево. А окна обрамлены наличниками, кокошниками и прочим узорочьем так изобретательно, что хоть их полтора десятка, но нет двух, украшенных одинаково.

Поодаль, к северу от Нового Торга, стоит грузная Воскресенская церковь, построенная в XVII веке с явной оглядкой на Успенский собор Московского кремля или, скорее, Ростова Великого. Закомары и луковичные главы, дань традициям старой Руси, обретают неожиданно новое звучание в перекличке с колоннадой и куполом Троицкой церкви, возведенной в эпоху победного шествия классицизма по российской глубинке.

И все сливается в широкой устойчивости каргопольского стиля.