Парк Монрепо

Парк Монрепо прекрасен во все времена года. И совершенно неповторим. Гранитные скалы, прибрежные островки, протяженная гладь бухты Защитная, могучие парковые деревья, романтические строения — все это делает его сказочным, притягательным. Побывав здесь раз, обязательно почувствуешь потребность приехать еще и еще.

Его аллеи — лучшее место для философских размышлений. Вид с берега на воду и дальний берег умиротворяет душу. Созерцание «Острова мертвых» — игрушечного замка-усыпальницы на поросшей лесом гранитной скале — примиряет с вечностью. У парка нет границы: прогуливаясь по тропинке вдоль береговых скал, незаметно попадаешь в дикий лес, в первозданную карельскую природу. Невозможно лучше сочетать человеческое искусство с естественным ландшафтом, чем это удалось создателям Монрепо.

В 1760 году участок бывшего Лилль-Ладугорда, северного пригорода Выборга, был пожалован императрицей Елизаветой коменданту Выборгской крепости Петру Алексеевичу Ступишину. Он построил здесь свой загородный дом, сделал дренаж, улучшил почву, разбил сад. После Ступишиных имение перешло к шурину императора Павла принцу Фридриху Вюртембергскому. Именно при нем появилось название Монрепо — по-французски это значит «мое отдохновение».

В 1788 году усадьбу Монрепо купил барон Людвиг Генрих (по-русски — Андрей Львович) Николаи. Это был человек весьма необыкновенный: иностранное растение, пересаженное в русскую почву. Уроженец Эльзаса, представитель старинного немецкого баронского рода, он с юности увлекся науками и изящными искусствами. Был правоведом, ботаником, педагогом, поэтом. В 1765 году он поступил на должность секретаря к князю Дмитрию Голицыну, русскому посланнику в Вене, а через год получил приглашение от богатейшего вельможи графа Кирилла Разумовского, последнего гетмана Украины, быть наставником и компаньоном его сына Алексея Кирилловича. Так Николаи попал в круг высшей русской придворной знати. И через три года сама императрица Екатерина II изволила сделать барона наставником цесаревича Павла Петровича.

Между бароном и его царственным учеником сложились наилучшие отношения. Вступив на престол, Павел пожаловал барону Николаи должность статс-секретаря и назначил его президентом Императорской академии наук. Вскоре после гибели Павла Николаи вышел в отставку. И с 1803 года до самой смерти в 1820 году полностью отдал себя идиллической жизни в Монрепо, всячески обустраивая имение и воспевая его в сентиментально-романтических стихах.

При Людвиге Генрихе был построен и новый усадебный дом, деревянный, скромный, но просторный, с двухэтажным центральным корпусом, украшенным классическим портиком, и с одноэтажными боковыми корпусами-крыльями. Появились и парковые причуды в романтическом духе, в частности усыпальница в виде замка с башенками на острове-скале, которому хозяин дал свое собственное имя: Людвигштайн, Скала Людвига.

После смерти Людвига Генриха Николаи его дело продолжил сын Пауль Николаи. При нем на другой скале, получившей название Левкатийской, был воздвигнут обелиск памяти Августа и Карла Броглио (де Брольи), братьев жены хозяина имения, погибших на войне с Наполеоном. Парк Монрепо окончательно обрел свой облик.

Бароны Николаи владели усадьбой до 1940 года. Благодаря им парк пережил революцию. В 1950-х годах в усадебном доме располагался детский сад, а парк был переименован в городской парк культуры и отдыха — своеобразно дополненный перевод названия Монрепо на советский язык. Постепенно парк пришел в запустение, а усадебные строения обветшали. Сейчас усадьба имеет статус государственного историко-архитектурного и природного заповедника и постепенно восстанавливается.

И всякий желающий может выйти на этот скалистый берег, вдохнуть свежий морской воздух и, любуясь разноцветной панорамой романтического парка, сказать самому себе: «Это действительно Монрепо — мое отдохновение».