Жигули

Широкое, уверенное движение волжских вод вдруг натыкается на непреодолимую стену. Поток ищет прохода, не обретает его, поворачивает вправо и влево, вихрится многочисленными излучинами и протоками, ценой титанических усилий прорывает себе путь вдоль стены, огибает ее на востоке, узкими воротами пробивается дальше... И вновь невозмутимо спокойно движется к югу.

Это самая большая излучина Волги — Самарская лука. Стена, которую великая река вынуждена обтекать долгой петлей, называется Жигулевские горы. Собственно, это не настоящие горы, а скорее гряда высоких холмов. Наивысшая точка — 381 метр. Не Монблан, конечно. Но на бескрайней степной равнине, тянущейся на восток и на запад от Волги, Жигулевская гряда выделяется как крепость на острове посреди моря.

Берега высокие, обрывистые. Местами могучие утесы возвышаются над водой совершенно отвесно, обнажая свое желтовато-серое каменное нутро. Поверху они поросли густым богатым лесом, из которого местами торчат скалистые вершины. Меж утесами спускаются к Волге узкие овраги-долины. Они живописны, приветливы; осины, липы и клены машут ветками, зовут к себе на берег проплывающих мимо странников. И снова каменистые обрывы.

Эти скалы потому и непреодолимы для речных вод, что сложены они из прочного камня — известняка и доломита, причем древнего, девонского. На всей огромной Русской равнине Жигули — единственная возвышенность тектонического происхождения. Внутриземная энергия выдавила эти каменные плиты на поверхность и продолжает выдавливать по сей день. Жигули растут в среднем на один сантиметр в 100 лет. Через десяток-другой миллионов лет на их месте могут заблестеть снежными вершинами настоящие горы! Интересно было бы посмотреть...

Здесь — самое узкое место Нижней Волги. Здесь всегда удобно было останавливать и грабить караваны торговых судов. На вершинах гор подкарауливать их, а в оврагах и пещерах прятать добычу. Немудрено, что Жигули издавна считались местами лихими, разбойничьими. Названия утесов и скал подтверждают эту репутацию: гора Стрельная, Молодецкий утес, гора Караульная. Имена известных атаманов, предводителей удалой нижневолжской вольницы — Федора Шелудяка, Ивана Ширяева, — тоже запечатлены в топонимике: Ширяевский овраг, утес Шелудяк. Известна легенда: мол, легендарный сподвижник Разина Федор Шелудяк, окруженный со всех сторон царскими стрельцами, не пожелал сдаться в плен и бросился с утеса вниз, на острые камни. Но его полюбила Хозяйка Жигулевских гор; по ее велению камни расступились, и атаман упал внутрь скалы, в подземный каменный дворец. Там он долго жил, но все тосковал по воле и умер от тоски. А слезы Хозяйки гор доныне текут из-под земли, образуя родник в ущелье Каменная Чаша.

Легенды легендами, но истина заключается в том, что еще два с небольшим столетия назад плавать Самарской лукой было небезопасно. В 1797 году для пресечения разбоев император Павел приказал военным судам патрулировать Волгу в этих местах, неспокойных после восстания Пугачева.

Мера возымела действие: через два года астраханский губернатор докладывал, что разбойники в Жигулевских горах перевелись, торговые корабли могут проходить Самарской лукой спокойно.

От прошлого осталась красота гор и легенд.