Sentstory.ru



Секретная Арктика

СЕКРЕТНАЯ АРКТИКА

Интересная деталь: чем чаще стали проникать исследователи в Арктику, чем глубже они ее исследовали, тем чаще полученные ими данные секретились. Взять хотя бы историю Северного морского пути.

Этот северный морской коридор — кратчайший морской путь между Европейской частью России и Дальним Востоком. Маршрут проходит по морям Северного Ледовитого океана через Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское и частично Бернигово моря. Причем если расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по Северному морскому пути составляет свыше 14 тыс. километров, то через Суэцкий канал до Владивостока придется плыть свыше 23 тыс. километров.

Кроме того, Северный морской путь обслуживает порты Арктики и крупных рек Сибири, каждое лето поставляя топливо, оборудование, продовольствие и т.д. для отдаленных поселков и зимовок.

О выгодах такого пути купцы и промышленники поняли еще в XVII веке. Именно поэтому в 1616—1620 годах царь Михаил Федорович, как уже говорилось, запретил торговым людям под страхом смертной казни добираться морским путем из Архангельска в Магназею. Он опасался, что по следам наших промышленников в регион проникнут английские и голландские колониальные силы.

Дальнейшие события подтвердили его опасения. Так, в 1874 году не только ради получения премии, объявленной купцом М.К. Сидоровым, но и для разведки пути английский капитан Дж. Виггинс совершил плавание на пароходе «Темза» от Сандерленда до Енисейского залива.

Вслед за ним в 1875 году швед Адольф Норденшельд осуществил плавание на шхуне «Превен», приобретенной на средства купца Оскара Диксона, от Норвегии до острова Диксон, расположенного в том же Енисейском заливе.

А в 1878— 1879 годах экспедиция А. Норденшшльда на барке «Вега», используя средства шведского короля Оскара II, О. Диксона и других, впервые прошла весь маршрут Севморпути.

В XX веке спохватилось и русское правительство. Первое сквозное плавание в направлении с востока на запад, с зимовкой у полуострова Таймыр, совершила экспедиция под руководством Бориса Вильницкого. В 1914—1915 годах ледокольные пароходы «Таймыр» и «Вайгач» тоже прошли насквозь Северный морской путь.

В советское время, как уже упоминалось, впервые за одну навигацию Севморпуть был пройден экспедицией Отто Шмидта на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков». Это случилось в 1932 году. Вслед за ним подобное плавание в направлении с востока на запад в 1934 году на ледорезе «Федор Литке» осуществил капитан Н.М. Николаев.

Первая транспортная операция на Северном морском пути—сквозное грузовое плавание лесовозов «Ванцетти» и «Искра» из Ленинграда во Владивосток с 8 июля по 9 октября 1935 года.

В 20—30-х годах XX века все, что происходило в Заполярье, воспринималось жителями СССР с громадным интересом и восхищением. Само слово «полярник» стало символом всего героического в Стране Советов, а биографии тех, кого величали покорителями полюса, Центральной Арктики, Северного морского пути, печатались на первых полосах газет с не меньшими подробностями, чем впоследствии — биографии первых космонавтов.

Между тем, как мы теперь знаем, до Большой земли доходило далеко не все, что происходило в Арктике. Заполярье приказал «закрыть» для простых смертных «друг» и «отец» советских полярников И.В. Сталин.

При этом, как ни странно, он же разрешил в 1940 году пройти трассе Северного морского пути германскому вспомогательному крейсеру «Комет». Это было одним из следствий сговора между Сталиным и Гитлером.

Внешне германский пароход «Комет» выглядел мирным торговым судном. Однако он был снабжен новейшим навигационным оборудованием, в его трюмах укрывалось современное вооружение, а в специальном ангаре находился самолет, предназначенный для ледовой разведки.

Именно этот рейдер Ивану Папани ну было приказано провести по Севморпути. По личному указанию Сталина немецкая экспедиция была включена в план арктических операций 1940 года. Иван Дмитриевич прекрасно понимал, что подобное выражение «дружбы с братской Германией» могло дорого обойтись стране. И все же исполнять «команду свыше» пришлось...

«Комету» было предоставлено право свободного многодневного плавания по восточной части Баренцева моря. Между тем среди членов его экипажа, составлявшего более 300 человек, были столь загадочные личности, что ими следовало серьезно заняться НКВД. Но чекисты с 1937 года были по горло заняты другими делами.

А пришлые гости повели себя по-хозяйски, отдыхая на берегах Маточкина Шара, занимались сбором грибов и птичьих яиц. Причем, как стало известно уже после Второй мировой войны, грибы эти им были, что называется, «до лампочки». На самом деле немцы вели поиск серебра на свинцовых месторождениях, а также намечали места для будущих тайных стоянок и баз. За успешное осуществление этой операции по возвращении в Германию командир рейдера Роберт Эйссен был награжден Железным крестом и получил чин адмирала.

Тем временем террор, бушевавший на Большой земле в 20—50-х годах XX века, докатился и до высоких широт. Не было в Заполярье ни одной сферы человеческой деятельности, ни единого самого что ни на есть медвежьего уголка, откуда не повезли бы на суд и расправу полярников разных специальностей — моряков, пилотов, ученых, геологов, зимовщиков, хозяйственных и партийных работников, портовиков, строителей, учителей, врачей, включая представителей малочисленных коренных народностей Севера.

Как и на Большой земле, в Заполярье в должных пропорциях обнаруживали «врагов народа»: вредителей и диверсантов, троцкистско-зиновьевских, бухаринско-рыковских наймитов, кулаков и подкулачников. Обнаруживали по доносам, клеветническим наветам, создавали немыслимую обстановку всеобщей подозрительности, слежки и взаимного доносительства, арестовывали, сажали в тюрьмы, отправляли в гибельные ссылки, уничтожали. Сюда же вдобавок собирали народ со всей страны в бесчисленные концентрационные лагеря.

Одним из первых еще в самом начале 30-х годов был арестован маститый профессор-геолог Павел Владимирович Виттенбург, известный исследователь Шпицбергена, Кольского полуострова, Якутии, острова Вайгач. Вот туда-то, на Вайгач, где он успел до того сделать крупные открытия, и повезли ученого на свинцово-цинковые рудники. К счастью, ему удалось выжить и через много лет вернуться в родной Ленинград. Но скольким его коллегам, друзьям, соратникам это было не суждено.

Был расстрелян в 1939 году профессор Р.Л. Самойлович. Та же участь постигла его доброго товарища, генерального консула СССР на Шпицбергене и отца будущей прославленной балерины Михаила Эммануиловима Плисецкого. Погиб профессор П.А. Молчанов, участвовавший вместе с Самойловичем в экспедиции на дирижабле «Граф Цеппелин». Пали жертвами репрессий челюскинцы А.Н. Бобров, И.Л. Баевский, П.К, Хмызников, фанат радиодела Н.Р. Шмидт, первым услышавший сигналы бедствия из красной палатки Нобиле, ветеран Северного морского пути, строитель города и порта Игарки Б.В. Лавров.

Лишь в одном только Гидрографическом управлением Севморпути было арестовано и уволено с работы свыше 150 сотрудников, объявленных «чуждыми элементами». Так поступали с полярными гидрографами, первопроходцами дедовой трассы, знатоками ее грозных опасностей, хранителями маяков — с людьми, без которых невозможна нормальная жизнь Северного морского пути!

Из ведущих ученых не посадили почему-то лишь профессора В.Ю. Визе. Но как же его шельмовали, как оскорбляли, как угрожали ему все эти годы!.. На огромные сроки отправились в лагеря знаменитый геолог и географ М.М. Ермолаев, ведущий знаток льдов и морских течений Н.И. Евгенов, легендарный полярный исследователь Н.Н. Урванцев.

А ведь именно Урванцев еще в 20-х годах XX века открыл богатейшие месторождения меди, никеля, угля, графита, кобальта на Таймыре, в районе будущего Норильска. И по «доброй» традиции, заведенной карательными органами, был в 1940 году насильственно отправлен туда же уже в качестве заключенного...

Таковы вот зигзаги нашей истории. Еще одним доказательством тому может послужить и нижеследующий рассказ.



Яндекс.Новости: Главное

Яндекс.Новости: Главное