ПУТЕШЕСТВИЯ И ОТКРЫТИЯ СЕМЕНА ДЕЖНЕВА

Семена Ивановича Дежнева по праву считают одним из величайших путешественников-первооткрывателей в истории нашей страны. Во время своих походов в поисках новых земель он исследовал северо- восточное побережье Евразии, бассейн Анадыря, открыл Корякское нагорье.

Именно Дежнев первым, на восемьдесят лет опередив Витуса Беринга, смог пройти проливом, разделяющим Америку и Евразию. Причем если Беринг обследовал проход лишь частично, то Дежнев с товарищами прошел его насквозь. Так что не случайно его именем названа крайняя восточная точка Евразии — мыс Дежнева.

О жизни самого Дежнева до прибытия в Сибирь мало что известно. Говорят, он родился в 1605 году в Великом Устюге. До 25 лет жил, как и все, ничем особом не выделяясь, А в 1630 году записался в казаки и вместе с другими новобранцами отправился в Тобольск, а затем в Енисейск.

Через восемь лет Дежнев был переведен еще дальше, в недавно основанный Якутский острог, где должен был нести охранную службу среди непокоренных племен инородцев. Жалованье рядового казака в то время составляло всего пять рублей в год деньгами да немного соли и ржи. По словам самого Дежнева, на это нельзя было «платьишка и обувь купить».

Поэтому вскоре он начинает участвовать в походах за пушной данью, также известной как ясак. Одновременно участникам похода приходилось довольно часто примирять враждующие между собой местные племена. Их раздоры препятствовали успешному сбору ясака, поэтому казаки по указу правительства старались не допускать конфликтов между аборигенами.

Поскольку к тому времени Дежнев научился хорошо говорить по-якутски, он часто выступал переговорщиком во время всевозможных споров. Да и характер у него был спокойный, мирный, он все старался уладить по-доброму. За это местные жители его уважали. В 1640 году Дежнев смог уговорить якутского князя Сахея подчиниться России. И жену он себе нашел среди местных девушек.

Однако, несмотря на все это, служба в Якутии была полна опасностей. Возвращаясь из похода за ясаком на реку Яна в 1641 году, Дежнев с двумя казаками был атакован отрядом в 40 ламутских тунгусов. В ходе боя Дежнев получил два ранения: стрелы попали в голову и в ногу. Но все же казаки сумели отстоять государеву «соболиную казну».

Еще через год в составе экспедиции под началом Михаила Стадухина Дежнев участвовал в походе по реке Оймякон. Узнав, что Оймякон — приток Момы, а та в свою очередь впадает в Индигирку, Стадухин принял решение спуститься по реке. С Оймякона служивые отправили собранный ясак и «отписку» (отчет) о походе, которая стала первым географическим описанием одного из самых холодных мест планеты.

В начале 1643 года судно с экспедицией Стадухина достигло устья Индигирки и вышло к Северному Ледовитому океану. Далее, отправившись по морю на восток, путешественники вышли к устью реки Алазеи. Там они соединились с пришедшей по суше партией Дмитрия Михайлова по прозвищу Зырян, под началом которого Дежнев служил раньше.

Служивые люди продвинулись еще на восток и достигли устья Колымы, где основали Нижнеколымский острожек. Служба в этом отдаленном поселении была нелегкой. Через три года Стадухин и Зырян вместе с собранным ясаком и половиной Людей отправились обратно в Якутск, оставив под началом Дежнева только 18 человек (по некоторым данным, и вовсе 13). Вернувшись, Михайлов узнал, что во время его отсутствия малочисленный гарнизон острожка сумел отразить нападение около 500 юкагиров.

Мало-помалу со стороны Большого Анюя в Нижнеколымск стали проникать слухи о «захребетной реке Парыге (Анадыре)», чьи берега и окрестности богаты соболем. Кроме того, говорили, что земли к востоку от Колымы изобильны «рыбьим зубом» — моржовой костью. В отдаленный острог на Колыме стало приходить все больше людей, желавших разбогатеть. Так попали в Нижнеколымск Федор Алексеев и Исай Игнатьев, которые в 1646 году вместе с товарищами добрались по морю от устья Колымы до Чаунской губы, где у местных жителей на разные товары выменяли много «рыбьего зуба». Такой успех еще сильнее подогрел азарт путешественников. По воспоминаниям Дежнева, после возвращения Игнатьева и Алексеева в Нижнеколымск жителей острога начало «лихорадить».

На следующий год была снаряжена новая партия охотников, к которой правительственный приказчик острога Васильев присоединил Дежнева по личной просьбе последнего, обязав его взимать пошлины с добычи местных туземцев. Дежнев обещал представить государю 280 соболиных шкурок с Анадыря, до устья которого от Колымы «парусным погодьем бежать сутки-трое и больше». Неизвестно насколько далеко удалось продвинуться экспедиции, но из-за неблагоприятных ледовых условий 4 коча (одномачтовые парусно-гребные лодки) с 63 промышленниками на борту под управлением Алексеева в то же лето вернулись обратно с пустыми руками.

Но Алексеев через год решил повторить свою попытку. Дежнев и на этот раз попросился назначить его ответственным сборщиком ясака. Но тут у него объявился соперник. Якутский казак Герасим Анкундинов пообещал добыть для государя те же 280 шкур соболей и все расходы по их сбору взять на себя.

Разозленный Дежнев пообещал привезти 290 шкур, а Анкундинова обвинил в том, что тот «прибрал к себе воровских людей человек с тридцать, и хотят они торговых и промышленных людей побивать, которые со мною идут на ту новую реку, и животы их грабить, иноземцев хотят побивать же». В конце концов, Дежнев был утвержден в должности. Однако власти не препятствовали также участию Анкундинова и его людей в походе, считая, что большее количество вышедших в поход поспособствует увеличению прибыли.

В итоге 20 июня 1648 года партия из 90 человек на семи кочах вышла из Нижнеколымска и отправилась по морю на восток. В проливе Лонга экспедиция понесла первые потери — во время шторма потерпели крушение, разбившись о льды, два коча. Часть тех, кто смог высадиться на берег, была убита коряками, остальные погибли от голода.

Потом по дороге пропали еще два коча. В итоге, по воспоминаниям Дежнева, в пролив, отделяющий Азию от Америки, вошли только три судна под предводительством Дежнева, Алексеева и Анкундинова. Им удалось проплыть из Северного Ледовитого океана в Тихий, тем самым доказав, что Азия с Америкой не соединяются перемычкой. А значит, по морю можно, например, из Китая добраться в Европу, То есть промысловики доказали существование Северного морского пути.

Кроме того, Дежневу и его спутникам удалось открыть мыс, который является крайней северо-восточной оконечностью Азии. Сам путешественник назвал его Большой Каменный Нос.

В своей челобитной якутскому воеводе Акинфову Дежнев так описал увиденное: «..я тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. Против того же Носу на островах живут люди, называют их зубатыми, потому что понимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных...»

Самим же первопроходцам эти острова и сам мыс запомнились не из-за важности географического открытия, а из-за того, что там разбился коч Анкундинова, экипаж которого, однако, удалось спасти.

Вскоре путешественники были вынуждены для пополнения запасов провианта пристать к берегу. Аборигены встретили их враждебно, произошла стычка, в ходе которой был ранен Федор Алексеев.

Путешественники снова вышли в море. И новая трагедия. В начале октября в районе залива Креста кочи попали в сильнейший шторм, в котором пропало без вести судно Алексеева.

Коч самого Дежнева с его 23 спутниками бурей вынесло на Олюторский полуостров. Это примерно в 900 километрах к юго-западу от Чукотки. Оттуда выжившие члены некогда многочисленной партии двинулись пешком на северо-восток в сторону устья Анадыря.

Удивительно, но за десять недель, совершив тяжелейший переход через Корякское нагорье, все двадцать четыре «холодных, голодных, нагих и босых» землепроходца 9 декабря все же сумели добраться до берега Анадыря. Здесь половина людей была отправлена вверх по реке на поиски туземных поселений и стойбищ. Однако, не найдя ни людей, ни упряжек, ни «дорог иноземских», через двенадцать дней в лагерь вернулось только трое из ушедших на поиски. Остальные сгинули по дороге.

С большим трудом пережили 15 землепроходцев зиму 1648/49 года. В холодном и безлесном краю люди были вынуждены выкапывать себе пристанища прямо в сугробах, хлебные запасы также подходили к концу. Когда на реке вскрылся лед, они построили лодки и на них поднялись на 500 километров вверх по реке, до селений воинственных алаунов. При встрече с туземцами партии Дежнева пришлось вступить с ними в бой, в котором был ранен Семен Иванович, но казаки все же победили и взяли дань моржовой костью.

Вскоре на среднем течении реки Дежнев основывает Анадырский острог, куда по суше с Колымы приходит новая партия казаков во главе с Семеном Моторой. Затем подоспела и третья под началом старого знакомого Дежнева Михаила Стадухина. Однако соболей люди Дежнева здесь не нашли, хотя обшарили весь бассейн Анадыря и частично Анюя, составили план реки и ее окрестностей.

Обозленный неудачей Стадухин накинулся на уже замиренных туземцев, избил их и ограбил. Этот поступок вызвал протест Дежнева и Моторы. Они понимали, что ничем хорошим такой подход к местному населению не кончится.

Тогда Стадухин решает действовать самостоятельно. Со своими людьми он оставляет Анадырь и отправляется на юг, волей-неволей став, таким образом, одним из первых исследователей Камчатки.

Тем временем летом 1652 года люди Дежнева обнаружили в Анадырском заливе огромное лежбище моржей, просто усеянное «рыбьим зубом». Это открытие дало возможность обеспечить острог притоком новых людей и средств.

Лишь через десять с лишним лет Дежнев сдал командование острогом и отправился обратно в Якутск через Нижнеколымск тем же сухопутным маршрутом, что в 1649 году пришли к нему Мотора и Стадухин и которым все эти годы он высылал моржовую кость и «мягкую рухлядь».

До Якутска он добрался только в начале 1662 года. Оттуда вместе с группой государевых людей под руководством боярского сына Ивана Ерастова летом отправился в Москву для доставки «соболиной, ясачной и костяной казны».

Путь в столицу занял без малого два года. По приезде Дежнев подал царю челобитную, в которой подробно описал свои открытия и путешествия, а также просил выдать ему жалованье за девятнадцать лет исправной службы. Пополнение казны 289 пудами моржовых клыков на сумму 17 340 рублей серебром было оценено по достоинству: Дежневу выдали 126 рублей серебром, а другие две трети жалованья Дежнев получил шкурами. Кроме того, за «службу и за прииск рыбья зуба, за кость и за раны» казак Семен Дежнев был произведен в атаманы.

По возвращении в Сибирь атаман еще служил на реках Оленек, Яне и Вилюе, где снова занимался сбором ясака и примирял враждующие тунгусские племена. В1670 году он снова отправился с соболиной казной в Москву, где вскоре заболел и в 1672 году умер.

Семен Иванович Дежнев оставил значительный след в истории освоения Дальнего Востока нашей страны. Впрочем, по достоинству географические заслуги Дежнева были оценены только в XIX веке, когда в 1898 году в честь 250-летия похода с Колымы на Анадырь по предложению Русского географического общества крайняя восточная точка Евразии была названа его именем. В его честь названы также одна из бухт Берингова моря, горный хребет и поселок на реке Амур.

А в Якутске осенью 2005 года был открыт памятник Семену Дежневу и его семье жене-якутке Абакаяде Сючю и сыну Любиму.