АВИАЦИЯ ЛЮФТВАФФЕ В АРКТИКЕ

Подчиненные рейхсмаршала Германа Геринга старались не отставать от воспитанников «папаши Денница» по части активного проникновения в Арктику. Нацистские авиаторы не только вели активную воздушную разведку, но и бомбили суда арктических конвоев, атаковали и сбивали советские самолеты. Причем иной раз они появлялись как будто ниоткуда, за пределами дальности полета с тех аэродромов, что были известны нашей разведке.

Это наводило на мысль, что где-то в тундре оборудованы тайные «аэродромы подскока». Вероятно, у немцев был хорошо продуманный план комплексного использования авиации в Арктике. Как выяснилось позднее, тайные аэродромы на острове Земля Александры и на новоземельских мысах Константина и Пинегина, а также площадка на Междушарском острове действительно позволяли немецким «юнкерсам» и «хенкелям» контролировать большую часть Карского моря.

Кроме того, за каждым появлением в Арктике самолета люфтваффе, даже если он прилетал в одиночку, стояли какие-то конкретные задачи, которые, возможно, тесно пересекались не только с задачами военных моряков Третьего рейха. Так, например, впервые самолет Не-111 из 5-го отряда метеоразведки прилетел к новоземельскому острову Междушарский в июле 1941 года. Как потом выяснилось, на его борту находился основоположник германской метеосистемы в арктических широтах Руперт Гольцапфель; Вскоре из Германии были доставлены автоматические метеостанции.

Правда, первая попытка установки 13 октября 1942 года едва не закончилась для немцев провалом. «Хенкель», доставивший Maulwurf на остров, после посадки и выгрузки станции был обнаружен и атакован советским гидросамолетом МБР-2.

При аварийном взлете немецкий самолет получил серьезные повреждения. Однако от полного уничтожения немецкого «метеоролога» спас неожиданно явившийся невесть откуда Ju-88, который и обеспечил уход Не-111 в Норвегию. Откуда «спаситель» взялся именно в эти минуты отдаленном районе?..

Вообще, стоит особо отметить, что остров Междушарский был почему-то чрезвычайно популярен среди немецких летчиков. Здесь до создания нами Новоземельской военно-морской базы немецкий строители не только оборудовали удобную взлетную полосу, но еще ж установили мощную радиостанцию.

Правда, после появления советской базы самолеты Ju-88 и Не-111 уже - не могли совершенно безнаказанно появляться в этом районе. И все же по данным разведки, немецкая авиация в воздушном пространств у Новой Земли даже после этого была обнаружена не менее 100 раз. Северные аэродромы архипелага по-прежнему продолжали активно использоваться для доставки продовольствия и топлива для немецких субмарин, приходивших в залив Ледяная Гавань.

Разве что в изменившихся условиях войны немцам пришлось гонять сюда либо большие гидросамолеты BV-138, либо дальние воздушные гиганты Fw-200. Скорее всего, они входили в состав специального Арктического отряда люфтваффе, о деятельности которого до сих пор почти ничего не известно.

Гитлеровцы постарались настолько засекретить свои базы, что их тайные аэродромы на островах Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа), Междушарский (архипелаг Новая Земля), на новоземельских мысах Константина и Пинегина, у архангельских деревень Мегра, Верхняя Золотица, Погорелец и в Лешуконском районе были в большинстве своем обнаружены нашими исследователями лишь После войны.

Одну из таких баз советские геологи нашли в архангельской тундре в 1988 году. Хотя о том, что тайные немецкие авиабазы были созданы не только в прибрежных районах советских арктических морей, но и в других северных районах, можно было догадаться и много раньше.

Вот вам для примера один из эпизодов Великой Отечественной войны. 5 ноября 1942 года с полевого аэродрома, расположенного неподалеку от устья реки Поной, для прикрытия советских транспортов, идущих от Новой Земли к Архангельску, взлетела пара дальних всепогодных истребителей Пе-3. Ведущим был лейтенант Александр Устименко, ведомым — старший сержант Виктор Горбунцов.

Через полтора часа в районе охраняемого судна их сменила пара Пе-3 под командованием лейтенанта Константина Усенко. Первая пара пошла на базу, но до аэродрома так и не долетела. Самолеты были сбиты невесть откуда налетевшими немецкими истребителями.

Обломки одного из Пе-3 были найдены только через 47 лет жителями села Верхняя Золотица. В район прилетела поисковая группа старшего лейтенанта Виктора Дудина. Поисковики обнаружили то, что осталось от Пе-3 № 40415. Их удивило, что на борту оказались останки не двух, а трех летчиков. По документам, обнаруженным у погибших, удалось установить, что то были пилот лейтенант Александр Устименко, штурман лейтенант Кузьма Банцев и... начальник штаба полковник Федор Попов.

При этом также выяснилось, что корпус самолета был иссечен пушечно-пулеметными очередями. Судя по величине пробоин, атаку могли произвести либо дальние немецкие истребители Me-110, либо модифицированные истребители Ju-88G.

Но откуда здесь, в архангельской глухомани, они могли появиться. Наиболее вероятный вариант ответа на этот вопрос: где-то на беломорском побережье немецкие летчики имели свою базу.

Тайный аэродром действительно был найден в районе Окулова озера. Поисковики обнаружили взлетную полосу, а по сторонам от нее — жилые и хозяйственные сооружения. Их осмотр показал, что база использовалась в течение длительного времени — нескольких месяцов или даже лет. Видимо, начальник штаба полковник Попов в свое время заподозрил существование такой базы. Потому и полетел в Баренцево морена разведку, перед тем как покинуть свой пост. Ему уже было известно, что он назначен начальником штаба авиации Краснознаменного Балтийского флота. И Попов, видимо, хотел оставить своему преемнику своеобразный подарок. Да немцы его перехитрили. К ноябрю 1942 года они уже имели точные сведения о маршрутах полетов дальних советских истребителей Пе-3, обеспечивающих прикрытие союзных конвоев. Ну и подстерегли пару, возвращавшуюся на свой аэродром.

Кроме того, к этому времени немцы могли также узнать и о маршрутах перегона в Советский Союз самолетов по ленд-лизу, который осуществлялся с трех направлений: с востока — через Аляску, с юга — через Иран и Афганистан и с севера — через порт Архангельск и вологодские аэродромы. Во всяком случае, известно, что не все самолеты доходили до пункта назначения...

Немецкий аэродром-засада у Окулова озера располагался в центре «треугольника», вершинами которого были новый советский аэродром для перегоняемых самолетов и две маневренные площадки, сооруженные на острове Поной и полуострове Канин. Подобное расположение тайного нацистского аэродрома было чрезвычайно удобным для перехвата советских самолетов, летящих как с архангельских аэродромов, так и с площадок на берегах Белого моря.

Кроме того, аэродром у Окулова озера, вероятно, использовался немецкими летчиками как аэродром «подскока» для самолетов метеорологической службы и дальней авиации ФВ-200 («Кондор» или «Курьер»). Они обеспечивали деятельность германских метеорологических и разведывательных партий в отдаленных районах западного сектора Севморпути.

И наконец, вместе с аэродромами на реке Мезень (в Лешуконском и Мезенском районах) тайный аэродром у Окулова озера обеспечивал заброску диверсионных групп в глубокий тыл СССР. Сегодня достоверно известно, что фашистские агенты-парашютисты забрасывались к нам, до Северного Урала включительно, спецсамолетами, базировавшимися на псковском, рижском или смоленском аэродромах, Кроме того, для них были также подготовлены тайные базы в Архангельской и Вологодской областях.

Подобные тайные аэродромы могли использоваться и для обеспечения полетов самолетов-разведчиков из специальной группы полковника Ровеля, которая с первых дней Великой Отечественной войны выполняла полеты над неоккупированной территорией СССР. Это позволяли сделать самолеты Ju-88, Ju-86, Ме-410, Do-214, Do-217 и Hs-130, двигатели которых работали с использованием специальной кислородно-азотной смеси. Такое топливо существенно улучшало летные характеристики воздушных разведчиков люфтваффе, которые могли летать на высотах до 12 тысяч метров, где были практически недосягаемы для советских истребителей.

Подтверждение этой версии, кажется, удалось найти заполярным поисковикам в 2003 году. У поселка Усть-Кара на Югорском полуострове ими были обнаружены обломки странного самолета военной поры. Долгое время считалось, что здесь упал четырехмоторный тяжелый советский бомбардировщик ТБ-7 (в различные годы его называли АНТ-42 или Пе-8). Однако рядом с обломками были найдены 3 безымянные могилы с... крестами. А, как известно, на могилах советских авиаторов крестов никогда не ставили. Кроме того, в наших архивах не удалось найти каких-либо материалов о катастрофе советского самолета у Байдарацкой губы. В конце концов поисковики выяснили, что у поселка Усть-Кара были найдены обломки Не-277. Но кто похоронил погибших? Не уж то часть экипажа уцелела при аварийной посадке? И куда они потом делись?.. Говорят, в распоряжении люфтваффе были особые самолеты на гусеничном шасси, способные приземлиться практически где угодно. Один из таких самолетов был задействован при организации покушений на И.В. Сталина. Однако при пересечении линии фронта самолет был подбит и произвел вынужденную посадку. Летевшие на нем спецагенты, хотя и уцелели и смогли выбраться из района приземления на мотоцикле с коляской, до Москвы все же не доехали. Были перехвачены по дороге нашими патрулями.

Однако это вовсе не значит, что подобные самолеты не могли быть использованы в иных спецоперациях. Например, для эвакуации из советского тыла особо ценных агентов после выполнения ими того или иного задания.

Разведка, в том числе и авиационная, была поставлена у немцев во многих районах военных действий весьма неплохо. Это касается и Заполярья. Стало известно, что об обеспечении боевой деятельности сил кригсмарине гросс-адмирал Эрих Редер и командующий подводными силами контр-адмирал Карл Денниц озаботились еще до начала Второй мировой войны.

Сразу же с началом боевых действий гидросамолеты BV-138 из 406-й береговой авиационной группы «Брест» и тяжелые самолеты Fw-200 из 40-й группы «Бордо» приступили к ведению авиаразведки в районах к северо-западу от Британских островов, а с началом войны против СССР — и в Советской Арктике. Наши полярники часто видели их не только у архипелагов Земля Франца-Иосифа и Новая Земля, но и над островами Карского моря.

Эти гидросамолеты были разработаны фирмой «Блом и Фосс» под руководством главного конструктора Рихарда Фогта еще в 1937 году. Первые летные испытания показали, что конструкция получилась «сырой». Однако последующие доработки позволили настолько улучшить летные характеристики BV-138, что люфтваффе выдало заказ авиапрому Германии на 250 таких самолетов различных модификаций. Получив на вооружение радиолокаторы FuG-200 и 20-миллиметровые авиапушки, они стали не только надежными помощниками для экипажей немецких рейдеров и подлодок, но и серьезной угрозой для советских самолетов.

Кстати, когда война показала, что дальность полета и в 5000 километров недостаточна для выполнения многих боевых задач над Атлантикой и в Арктике, именно на этих самолетах в начале 1942 года были опробованы первые системы дозаправки. Правда, дозаправка прямо в воздухе оказалась еще не осуществима. Гидросамолет просто приводнялся в заранее намеченном районе и получал дополнительную порцию топлива от всплывавшей субмарины.

Однако процедура передачи топлива с подводных лодок на самолеты в условиях Арктики довольно часто заканчивалась неудачей. Так, 16 августа 1942 года один из самолетов затонул к северо-востоку от полуострова Канин. Еще два аналогичных случая произошли в августе и сентябре 1943 года в юго-восточной части Баренцева моря.

После таких неудач главное командование люфтваффе стало использовать для своих воздушных разведчиков тайные базы на арктических островах.