СЕКРЕТЫ ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЫ

Едома и связанные с ней процессы заставили ученых с новой энергией заняться проблемой вечной мерзлоты. Особенно в этом преуспели сотрудники уникального, пожалуй, единственного в мире Музея вечной мерзлоты.

Земля за Северным полярным кругом за зиму, как известно, промерзает настолько, что не оттаивает до конца и за короткое северное лето. Так образовалась твердая, словно камень, вечная мерзлота.

Однако, что «камень» этот имеет довольно коварный характер, убедились еще строители Мангазеи. Стоит поставить на вечной мерзлоте какое-либо отапливаемое строение, как в скором времени оно может «поплыть». Мерзлота от тепла, поступающего сверху, начнет подтаивать, и все строение начнет погружаться в образующееся болото. Стены начнут перекашиваться, а то и разрешаться...

Средневековые строители научились с этим бороться. Дом или иное строение они ставили на толстую подушку из древесной щепы и стружек, обеспечивающую теплоизоляцию. А нижние венцы рубленой избы еще и прокладывали берестой, защищающей дом от внешней сырости.

Таков лишь один из эпизодов борьбы людей с вечной мерзлотой, известный сотрудникам музея. Само же это учреждение начало свою историю вот с чего. В Игарке в 1930 году была открыта сначала научная лаборатория, а год спустя — Игарская научно-исследовательская мерзлотная станция (ИНИМС) Института мерзлотоведения Сибирского отделения АН СССР. Она и до настоящего времени сохранилась в Игарке, правда, стала называться Игарской геокриологической лабораторией.

Подземная лаборатория ИНИМС была создана для того, чтобы - изучить физико-механические свойства грунтов вечной мерзлоты, их несущую способность. А для этого нужна была постоянная отрицательная температура в течение ряда лет. Создавать ее искусственно, с помощью холодильников, накладно — вот и проложили подземную штольню в вечной мерзлоте, где установили приборы и проводили научные опыты и наблюдения. Заодно, в перерывах между экспериментами, научные , сотрудники занимались распространением знаний о грунтах, на которых построен город Игарка, о необходимости бережного к ним отношения населения.

В 1965 году в одной из камер подземелья был создан Музей вечной мерзлоты. Идею создания такого музея высказал Михаил Иванович Сумгин — основоположник советского мерзлотоведения, автор многочисленных научных работ, первого учебника для студентов кафедры мерзлотоведения МГУ, руководитель Комиссии (впоследствии Комитета) по вечной мерзлоте при Академии наук СССР. В работе «Вечная мерзлота почвы в пределах СССР» он впервые обобщил сведения о распространении и причинах возникновения вечной мерзлоты, определил задачи мерзлотоведения как самостоятельной науки. В этой же работе он выдвинул идею создания музея в вечной мерзлоте, рассчитанного на века. Сумгин считал, что сохранить для будущих поколений существующие формы животных и растений может только подземный музей в вечной мерзлоте.

«Вместе с трупами животных в этом музее десятки тысяч лет могут храниться и трупы людей различных рас, — писал Сумгин. — Что будет с человечеством через многие тысячи лет, когда до неузнаваемости изменится образ жизни людей, их пища, занятие, отношение друг к другу, когда человечество на деле сольется в одну семью? Музей не даст позабыть историю»...

Но музей-холодильник может служить и другим целям, подчеркивал исследователь. Так, в условиях непрерывных и постоянно отрицательных температур вечной мерзлоты можно поставить опыт анабиоза на ряд лет и даже на столетия и тысячелетия.

«Музей в толще вечной мерзлоты может быть также хранителем ценнейших, уникальных документов-рукописей великих людей* фотографий, замечательных событий и т.д., — полагал Сумгин. — Человеческая мысль неустанно ищет способы сохранения таких документов или при помощи тщательного ухода за ними, или помещая их в сосуды со специальными инертными газами и т.п. В нашем музее хранение таких документов будет исключительно облегчено на десятки тысячелетий»...

В декабре 1936 года мерзлотоведы приступили к выработке большого опытного подземелья. Строителей интересовали также эксплуатационные вопросы в частности возможность создания дополнительного охлаждения грунтов за счет зимней вентиляции и вопросы, связанные с использованием подобных подземных сооружений в качестве естественных холодильников.

Строительство велось с довольно большими перерывами. Сначала были вырыты шахтные колодцы глубиной 8,65 метра (восточная шахта) и 6,94 метра (западная шахта). Затем работы по заглублению были приостановлены и начаты встречные штреки сводчатой формы высотой 2 метра. В марте 1938 года встречные штреки обоих шахт сомкнулись.

Именно в таком виде застал подземные выработки М.И. Сумгин, приезжавший в июне 1938 года в Игарку в составе комиссии Горногеологического управления Главсевморпути. Через полтора года — к январю 1940 года — штреки были расширены, и 31 марта началась проходка камер- В начале апреля 1941 года все 5 камер были пройдены, отделены от коридора перегородками и дверями и облицованы, как и коридор, тонким слоем льда.

В результате возникло сооружение в виде двух неглубоких шахтных колодцев, соединенных коридоров, с четырьмя камерами к югу и одной к северу. Общий объем выработок составил 468 кубометров.

Все это тщательно описано в работе старшего научного сотрудника ИНИМС В.Ф. Тумеля «Опытное подземелье в вечномерзлой толще», которая вышла в 1943 году, в самый разгар военных действий Второй мировой войны.

Работы велись вручную с помощью ломов и кайл. Выработанная порода подгребалась лопатами и извлекалась с помощью бадьи и ручного ворота. Оба опытных подземелья были построены на площадке мерзлотной станции, находящейся в северо-западном конце в старой части города.

Уже осенью 1941 года в подземной лаборатории начались исследовательские работы. Практически ежедневно проводились замеры температур в камерах и коридоре при проветривании подземелья. Измеряли скорость тока воздуха, проводили опыты с овощами и даже проверяли сохранность бумаги при отрицательных температурах.

Для этого в подземелье помещали взвешенную концу и оставляли на некоторое время. После окончания опыта книгу снова взвешивали. И таким образом проводили оценку условий увлажнения при хранении бумаги в подземелье. Точно так же поступали с сухарями. В обоих случаях первоначальный вес предметов увеличился.

Наряду с лабораторными работами сотрудники мерзлотной станции проводили и работы другого характера: устанавливали новые термометры, пробивали шпуры, утепляли камеры, проводили свет, пробуривали вентиляционные скважины в камерах, заготавливали лед...

При этом в 1942 году В.Ф. Тумель находил время для проведения экскурсий со школьниками и специалистами разных направлений — архитекторами, пищевиками, гидрометристами... Позднее накопленный опыт был использован при создании складов-холодильников в 40—50-х годах в Усть-Порту на рыбоконсервном заводе и на оптовой базе Игарторга.

Интересно, что одна из камер (камера № 5) с 1942 года функционировала и как биомузей. Здесь были и замороженные ящерицы, и шмели, и ерши, и находящаяся в анабиозе бабочка бражник, и божья коровка, и муха.

Воплощая в жизнь идею Сумгина о сохранении документов, музейных и исторических ценностей в подземных хранилищах, сотрудники Игарской НИМС 6 апреля 1950 года произвели закладку газет военного периода — «Правды», «Известий», «Труда» и «Красноярского рабочего». Газеты были уложены в специально изготовленный, хорошо изолированный от влаги деревянный ящик и помещены в центре 5-й камеры на глубине 2 метров ниже уровня пола. В память о погибших в годы войны коллектив ИНИМС во главе с начальником станции Л.А. Мейстером завещал вскрыть ящик с газетами 9 мая 2045 года.

26 января 1965 года ученый совет Института мерзлотоведения в г. Якутске одобрил проект строительства музея. Предусматривалось возведение надземного корпуса с лекционным залом и изолирующей комнатой, предваряющей спуск в музей. Под землей же, на различной глубине от поверхности, планировалось разместить экспозиционные залы: малый — на глубине 4,5 метра и большой — на глубине 7 метров.

Большой зал, согласно проекту, должен был опоясывать с трех сторон (в виде буквы «П») малый зал. Эго была бы длинная галерея шириной три метра. Залы соединялись бы между собой хитроумно продуманной системой переходов. Проектом предусматривалась сводчатая форма подземных залов и идеально ровная поверхность ледяного пола.

Однако этому проекту не суждено было полностью осуществиться. Остался также неисполненным план подземного катка, разработанный Пчелинцевым в том же 1965 году.

«Обычные катки на Крайнем Севере заносят многодневные метели, да и на сорокаградусном морозе не шибко покатаешься. А тут катайся себе на здоровье зимой и летом при любых метеоусловиях» — так восторженно писал о проекте катка корреспондент газеты «Красноярский рабочий» В. Ярославцев.

Тем не менее кое-что осуществить все же удалось. В феврале 1965 года камера № 5 была расширена до параметров спроектированного Пчелинцевым малого зала Музея вечной мерзлоты (3x 7 метров); в ней было обустроено место закладки газет, установлена в нише стены копия акта захоронения, заключенная в ледяные пластины; пол в камере был залит водой и проморожен. Началась активная работа по наполнению музея экспонатами.

Заведенный 20 марта 1965 года журнал экспонатов музея содержит список всех предметов, вошедших в первую экспозицию. Это были в основном книги по мерзлотоведению. Они были вморожены в пластины чистого енисейского льда. С каждым годом интерес к уникальному музею все возрастал. Сюда стали приезжать на экскурсию туристы со всех концов страны. Так, в 1975 году свой отзыв в книге почетных посетителей оставил Б.Н, Ельцин, бывший в ту пору секретарем Свердловского обкома КЛСС:

Заметки о музее появились в журналах «Вокруг света» (1966), «Нева» (1974), а в марте 1975 года по Центральному телевидению в одном из выпусков киножурнала «Наука и техника» был показан сюжет о заполярном музее.

29 марта 1995 года постановлением Законодательного собрания Красноярского края Музей вечной мерзлоты был объявлен памятником природы краевого значения. Охранные обязательства были возложены на музей и ИНИМС.

Несмотря на пессимистические прогнозы о последствиях глобального потепления климата, сотрудники Музея вечной мерзлоты особых тревог не испытывают. Проблема потепления представляет угрозу, прежде всего регионам с теплым климатом. В северных же широтах запас холода достаточно велик, полагают они. И то, насколько подвластно человеку восстановить природную среду, можно проследить, прежде всего, по истории сохранения Музея вечной мерзлоты. Человек-созидатель, понастроивший над подземельем в эпоху расцвета города множество зданий, дорог, перекрывший естественные стоки, постепенно возвращает всей территории первозданный вид. Оживает наверху природа, свободно дышит подземелье. Все, что нужно этому природному созданию, — не нарушать естественного течения жизни.