РАДИОАКТИВНЫЙ СЛЕД «ЛЕНИНА»

Долгое время эту историю рассказывали шепотом, на кухне, лишь хорошо знакомым людям. И только сравнительно недавно защитники природы осмелели настолько, что руководитель Центра экологической политики России профессор Алексей Яблоков сказал прямо: «Реактор с атомохода “Ленин” — это экологическая бомба замедленного действия, которая грозит всей экосистеме региона. А там зона активного рыболовного промысла. Выходит, к нам на стол скоро станут попадать все более радиоактивные морепродукты из Карского моря»...

О чем же тут речь?

Ныне не так уж много народу знает и помнит, что в 1967 году в заливе Цивольки Карского моря был затоплен контейнер с радиоактивной начинкой аварийного реактора легендарного ледокола «Ленин». С тех пор ученые ищут, но никак не могут отыскать опасное захоронение.

Недавно из очередной экспедиции к берегам архипелага Новая Земля вернулось научно-исследовательское судно Северного управления гидрометеослужбы «Иван Петров». Его экипаж и ученые, находившиеся на борту, намерены были обследовать состояние затопленного в мелководном заливе аварийного ядерного реактора и тепловыделяющих сборок первенца советского атомного ледокольного флота. Однако и эта экспедиция завершилась неудачей. Обнаружить в обозначенном на картах месте опасное захоронение не удалось. Между тем повышенный радиоактивный фон в заливе Цивольки позволяет предположить, что затаившийся на дне контейнер уже дал течь.

Хроника же событий такова. В феврале 1965 года, во время плановых ремонтных работ, по недосмотру оператора на некоторое время активная зона реактора №2 осталась без охлаждения. Взрыв типа чернобыльского удалось предотвратить. Однако больше половины тепловыделяющих сборок вышли из строя.

Демонтировать вручную, поагрегатно, подлежавшие замене узлы и механизмы, включая текущий корпус одного из реакторов, означало бы переоблучить людей и растянуть ремонтно-восстановительные работы на долгий срок. Избрали другой путь...

Вес оборудования, которое требовалось заменить, составил 3700 тонн, габариты — 22,5 х 13 х 12 метров. Поэтому решили с помощью направленного взрыва вырезать в днище ледокола дыру как раз под аварийным реактором и утопить его в море.

К августу 1967 года ледокол отбуксировали в Северодвинск. Там из реактора выгрузили ядерное топливо, промыли его первый контур и заполнили твердеющей смесью. А затем поставили «Ленина» на якоря у Новой Земли в заливе Цивольки, где глубины едва достигают 40—50 метров. Обложили днище под реакторным отсеком шнуровым зарядом, рванули, и реактор вместе с частью обшивки попросту вывалился из судна. Одновременно 125 поврежденных тепловыделяющих сборок, размещенных внутри специального понтона, как написано в отчете, затопили неподалеку.

Только правду ли написали в казенной бумаге? Лишь в последние годы, когда до властей и специалистов стало доходить, что их предшественники на самом деле натворили в те годы, к месту захоронения радиоактивных последствий аварии было направлено несколько экспедиций.

Надо сказать, что обследовать у Новой Земли им было что и без фонящих внутренностей ледокола «Ленин». В результате бездумного отношения к окружающей среде в районе атомного полигона, в Новоземельской впадине, за прошедшие десятилетия было захоронено в общей сложности 1450 контейнеров с радиоактивным содержимым.

И это еще не все. В заливе Степового затоплена целиком атомная подводная лодка К-27 и еще 1850 радиоактивных контейнеров. В заливе Течений — 2 реактора с атомной подводной лодки К-140. В заливе Абросимова — 8 реакторов, причем 4 из них с невыгруженным топливом. И этот перечень далеко не полон.

Но загадка тут еще вот в чем: на дне Карского моря перечисленные объекты находятся там, где и обозначены на картах. А вот следов опасного контейнера весом в 350 тонн с тепловыделяющими сборками с «Ленина» ни разу обнаружить так и не удалось. Соответственно — и определить, в каком они состоянии.

Появились соображения, будто официальный отчет фальсифицирован. Якобы из-за разыгравшегося шторма экипаж тянувшего понтон буксира, чтобы не утонуть самим, у острова Колгуев вдали от Новой Земли попросту обрубил трос. Понтон понесло по воле волн, а затонул он вовсе не там, где теперь его ищут.

Однако эта версия вызвала бурю возмущения в Мурманском морском пароходстве. Началось расследование. Так, например, спецкору газеты «Труд» удалось разыскать непосредственных участников той давней экспедиции. Вот что, к примеру, рассказал Михаил Турьян, бывший механик плавбазы «Лепсе», осуществлявшей буксировку злополучного понтона:

«Да, мы тогда попали в сильнейший шторм. Да, трос был оборван, но не нами, а волнами. Мы-то знали, чем грозит произвольное затопление контейнера. Поэтому “Лепсе” долго дрейфовала рядом с понтоном. Потом наш боцман Александр Болтаев, рискуя собой, изловчился прыгнуть на понтон и сумел снова закрепить буксировочный трос. И до залива Цивояьки мы все же добрались, и контейнер затопили там, где положено»...

Журналистам удалось разыскать и того человека, кто перед затоплением открыл кингстоны загадочно пропавшего понтона. Это сделал бывший старший механик плавбазы «Лепсе», а нынче директор ремонтно-технологического предприятия «Атомфлот» в Мурманске Александр Синяев. И он утверждает — контейнер никуда пропасть не мог, он лежит на дне именно там, где и положено. А что его не могут найти, так это неудивительно, считает Синяев. Ведь размеры понтона сравнительно невелики, а на дне залива столько радиоактивной и металлической дряни валяется...

В любом случае, считают ученые и активисты экологических движений, поиски надо продолжать. Ведь аварийные сборки с ледокола «Ленин», по расчетам, содержат около 60 %. суммарной радиоактивности, когда-либо сброшенной в Карское море.

Причем медлить с этим делом нельзя. Разгерметизация контейнера уже началась, в заливе Цивольки обнаружен повышенный радиационный фон. А что будет, если произойдет катастрофический выброс?

В заключение этой истории несколько слов о дальнейшей судьбе самого ледокола. От Новой Земли обездвиженный ледокол со всеми предосторожностями отбуксировали в Кольский залив. 26 сентября 1967 года «Ленин» прибыл в порт, а 5 октября его поставили в док с P3-35 в поселке Росляково. К середине ноября дыру в днище ледокола залатали, а еще через несколько дней завершили установку забортной арматуры — уже по новому проекту.

Затем судно подготовили к морскому переходу и благополучно отбуксировали через Баренцево море в Белое — на судоремонтный завод «Звездочка», что в Северодвинске. Там он был поставлен у причальной стенки предприятия для монтажа новой реакторной установки типа ОК-900 и обслуживающих ее систем.

За два года, к апрелю 1970 года, работы были в основном завершены. Чтобы вписать в существующий корпус новую энергетическую установку пришлось «перекроить» 204 из 675 помещений ледокола. В ходе этих работ было установлено 6200 единиц нового оборудования.

А 22 апреля 1970 года, к 100-летнему юбилею вождя мирового пролетариата, оба реактора новой установки были выведены на проектную мощность. В мае того же года обновленный ледокол отправился в море на ходовые испытания, через месяц вновь заступил на службу в Арктике.

В 1989 году судно окончательно списали и едва не пустили на слом. Еще 16 лет оно простояло, ожидая решения своей участи, пока в 2005 году все же было решено сделать первый советский атомный ледокол музеем, С 2008 года сюда водят туристические экскурсии, показывают каюты и камбузы, капитанскую рубку и машинное отделение... При этом, как правило, рассказывают приукрашенную историю корабля, в которой столь же мало правды, как и в официальной биографии того человека, чьим именем когда-то и был назван ледокол.