Бесплодные поиски

Осенью 1947 года отряд геологов Пенжинской экспедиции сплавлялся на плотах по реке Белой. Плоты были тяжело гружены большими плотными мешками. Все лето геологи отбирали пробы из террасных и пойменных отложений рек. Пробы предстояло сплавить вниз, в Усть-Пенжино, на перевалочную базу экспедиции. Сами геологи не знали, в чем состоит цель их работы. Осведомлен о задачах экспедиции был лишь начальник Николай Сергеевич Чугунов. Устояв в потоках Белой, плоты вышли на струи реки Пенжины и, тяжело покачиваясь, пошли вниз, огибая ржаво-коричневые скалы большой сопки. Передним плотом управлял Чугунов. На одной из струй плот сильно качнулся, под тяжестью мешков потерял равновесие и перевернулся. Чугунов полетел в холодную воду. Выплыть он не смог. Путешественники, идущие по реке Пенжине в районе поселка Каменского, видят большой крест, стоящий на берегу. На картах это место обозначено точкой и надписью «Могила Чугунова», а речной мыс, на котором возвышается крест, носит имя погибшего геолога. Лишь со временем стало известно содержимое мешков, которые сплавляли люди. В них действительно были пробы рыхлых речных отложений, упакованы они были так, чтобы из мешков не просыпалось и крошки. Оказывается, в 1947 году геологи Дальнего Востока получили совершенно секретные инструкции о начале алмазных поисков. Гибель Чугунова была не единственной жертвой, принесенной во имя алмазной миссии, однако найти драгоценные отложения в этой местности так и не удалось.