Осташков. Озеро Селигер

Уютный, симпатичный городок Осташков встречает приезжих зеленью разбитых улиц и двориков, домами (изрядно запущенными, правда) трогательной старинной провинциальной архитектуры, главками и крестами свежепокрашенных, но уже обшарпанных церквей. В самом центре — два пестроцветных собора: Троицкий и Вознесенский — оба небольшие, обильно украшенные, возносящие к небу свои почти одинаковые пятиглавия. Колокольня — непременный атрибут маленького русского городка — дирижирует этим ансамблем. Кругом — светлые березы, косматые ели. Деревянная каланча над обветшалой пожарной частью простовато-наивно вторит взлету колокольни. Деревянные заборы, каменные ворота, домики с мезонинами в три-пять окон по фасаду. Ближе к окраине — Житенский женский монастырь с церквами и корпусами XVIII века.

Весь Осташков расположен на небольшом полуострове, окруженном заливами озера Селигер. От оконечности полуострова тянется длинная дамба, а по ней дорожка на остров Кличен. Сейчас здесь место отдыха, сосновый бор, переходящий в еловый лес, немножко игрушечный в своей былинной дремучести.

Когда-то именно на Кличене появился город — предшественник Осташкова. Впервые он упоминается в 1371 году в письме литовского князя Ольгерда константинопольскому патриарху Филофею. За год до этого Ольгерд безуспешно пытался захватить Москву, установить свою власть над Русью. Пытаясь обосновать свои претензии, он упоминает ряд городов и селений, которыми якобы неправедно владеет Дмитрий Московский. Среди них — Кличен.

Через два десятилетия Кличен был разграблен и сожжен новгородскими «охочими людьми» — врагами Москвы. По местному преданию, в живых остался только один его житель, Евстафий (уменьшительно — Осташко). Он поставил свой дом на берегу озера, рядом стали строиться новые поселенцы — и так вырос город Осташков. Так это было или не так, но через несколько десятилетий осташковские слободы упоминаются в грамоте волоцкого князя Бориса Васильевича как дар супруге, княгине Ульянии. Еще столетие спустя Осташков обзавелся крепостными валами и стенами и стал настоящим заправским городом. Его росту немало способствовало появление неподалеку, на острове Столбный, монастыря, основанного преподобным Нилом Столбенским. Он и сейчас привлекает великое множество паломников.

В бурные времена Литовщины и Смуты Осташков бывал в центре боевых действий, не раз горел, отстраивался заново. А ко времени императрицы Екатерины II затих, превратился в спокойный, мирный уездный город. Каковым, собственно, остается до сих пор.

С острова Кличен открывается прекрасный вид на озеро Селигер. Вообще-то, Селигер — это даже не озеро, а система озер, связанных между собой проливами и разделенных островами и полуостровами. Как и большинство озер Валдайской возвышенности, Селигер рожден отступающим ледником. Поэтому берега его так изрезаны и так живописны. Более сотни рек несут в него свои воды.

Селигерские берега не лучше и не хуже других мест Центральной России. Просто в них с особой полнотой воплотился дух русской природы. Поэтому Селигер так облюбован туристами и отдыхающими. Поэтому он стал одним из символов России.