Галич Костромской многомятежный

За дремучими лесами, доныне покрывающими левобережье Волги, а в древности вовсе непроходимыми, укрывается еще один тихий городишко с бурной исторической судьбой. Если Угличу суждено было стать сценой многоактной трагедии, то Галичу в истории России досталась роль гнезда отчаянных смутьянов. Первые его князья норовили соперничать с Москвой; его знаменитый уроженец, «холоп на царском троне», едва не погубил Московское государство...

Галичское озеро кажется тихим и покойным, как и другие озера Костромской земли. Вокруг озера — невысокие, но крутобокие холмы. На одном из них, ныне именуемом Шемякиной горой или горой Балчуг, в незапамятные времена появился укрепленный городок, центр одного из племен народа меря. Отсюда название, появившееся в русских летописях в XII-XIII веках: Галич Мерьский. Со временем он стал центром самостоятельного княжества. Князья Галицкие вели свой род от великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, так же как и князья Московские, и поэтому старались ни в чем не уступать им. Но сначала Ивану Калите, а потом Дмитрию Донскому удалось надежно покорить Галицко-Мерьскую землю. Так казалось.

Озера Костромской земли тихи и смирны, пока не подует ветер. Тогда они становятся бурными и опасными. Ветер мятежа подул над холмами Галича через 40 лет после смерти Дмитрия Донского.

По завещанию Дмитрия великокняжескую власть наследовал его старший сын Василий, а Галицкое княжество было выделено в удел второму сыну, Юрию. В 1425 году Василий Дмитриевич, великий князь Московский, скончался. Престол перешел к десятилетнему мальчику Василию Васильевичу. Юрий Дмитриевич дождался своего часа — поднял оружие против племянника. Началась междоусобная война, длившаяся четверть века.

В этой борьбе было все, что встречается в исторических трагедиях Шекспира: обман, измены, подвиги, коварство, жестокие казни, ослепление...

Умер Юрий, но его дело продолжили сыновья: Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Опорным пунктом последнего стал Галич. Здесь Шемяка надеялся отсидеться, когда чаша весов стала склоняться на сторону ослепленного им Василия Московского. Под стенами Галича произошла и последняя битва этой войны. Шемякины дружины были разбиты московскими воеводами. Шемяка бежал в Новгород, где умер при загадочных обстоятельствах...

Над Галичским озером снова воцарился покой.

В этом тихом омуте спустя полтора столетия суждено было появиться рыженькому смышленому пареньку, тезке мятежного князя Юрия Галицкого. Звался он Юрий Отрепьев, сын боярский, то есть принадлежал к «благородному» воинскому сословию. Но опричные дворяне Отрепьевы после смерти Ивана Грозного захудали, обеднели. Семнадцатилетнему Юрию пришлось идти в «военные послужильцы», в холопы к боярам Романовым, сильным своими костромскими вотчинами... Через год на Романовых обрушилась опала Бориса Годунова, и Юрий Отрепьев, спасая жизнь, принял монашество под именем Григория.

А еще через несколько лет годуновские глашатаи оповестили страну, что появившийся в литовских пределах человек, выдающий себя за чудесно спасшегося сына Ивана Грозного царевича Дмитрия, есть не кто иной, как беглый монах-расстрига и бывший холоп Гришка Отрепьев. Но люди верили не глашатаям, а вести о чудесном спасении и возвращении «истинного, природного, доброго» царя.

Смута, охватившая Россию, была зачата в Угличе, а рождена в Галиче...