Яломан. Слияние Катуни и Чуй

За большим поселком Онгудай — подъем из долины Урсула на перевал Чике-Таман. Дорога, изобилующая крутыми поворотами, вьется по боку горы. С перевала открывается опьяняющий вид на огромную долину, на уходящие вдаль горные хребты. Спустившись с высоты, трасса М52 снова после долгой разлуки встречается с Катунью.

Горы обрываются в бездну, Катунь гремит внизу по скальному ложу; дорога вьется узенькой лентой между отвесными кручами; по горам дремучая тайга взбирается... Речка Яломан, горная, холодная, чистая, сбегает откуда-то с заповедных высей к помутневшей от дождей Катуни... Над устьем Яломана — крутая скала, увенчанная широкой и почти ровной площадкой. Отсюда видно, как прозрачная голубая вода Яломана вливается в зеленоватый мутный поток Катуни.

Археологические исследования показали, что на этой площадке в древности было что-то вроде крепости. Действительно, не найти лучшего места для контроля над путем по Катуни. Здесь же — несколько курганов. Наверное, внутри кольца стен, сложенных из крупных слоистых каменных плит, похоронили могучих воинов, хозяев крепости. Когда-то они, как сказочные богатыри, горделиво и зорко оглядывали отсюда горные дали. Всадники в остроконечных шлемах, в длинных кожаных рубахах и штанах с нашитыми на них железными пластинами. В руках копья. Мечи на поясах. Такой облик воинов гунно-сарматской эпохи сохранили петроглифы — изображения, выбитые на камне.

За Яломаном дорога становится еще красивее и страшнее. Сверху и снизу — отвесные скалы. Меняются цвета: до Яломана — все зеленое, от него — золотисто-бурое. Там, где горы отходят в стороны, давая место террасам, попадаются скифские и тюркские курганы.

И вот подъехали к тому месту, где глянцево-красивая Катунь сливается с провинциалкой Чуей. Над их слиянием — высокий обрывистый скалистый мыс. Огромные пространства видны отсюда, огромен масштаб всего: гор, неба, воды, скал. Прямо напротив нас, на том берегу, понизу гигантской 500-метровой горы вьется узенькая ленточка — дорога. Вниз от нее — обрыв метров сорок, над ней — отвес метров четыреста. Вверх по Катуни пошла, в ту сторону, где возвышается над всем Алтаем белая пирамида Белухи.

Место слияния Катуни и Чуй — одно из самых впечатляющих мест Горного Алтая. По-алтайски оно называется Чуй-Оозы, что означает «устье Чуй» или, по-другому, «Чуйская пасть». Для алтайцев это место священное. Да и всякий, кто побывал здесь, кто взобрался на любой из нависающих над бездной отрогов скалистого мыса, поймет: тут пируют духи Алтая. Мутная вода Чуй врывается в синеватый поток, который ее старшая сестра несет с высот Катунского хребта, от подножий трехглавой Белухи. С высоты хорошо видно, как эти разноцветные воды долго еще мчатся бок о бок не смешиваясь, образуя вихреобразные водовороты. Жизнь вливается в каменные сосуды гор. Стоя на головокружительной высоте над Чуй-Оозы, видишь и слышишь, как бьется сердце Алтая.