Остров Беринга, часть 2.

Кто-то мечтает попасть в Египет, кто-то - в Турцию или Африку, а есть романтики, предпочитающие путешествовать по России. И слово «Командоры» в их душе звенит гитарной струной, отблесками костра, шумом волн, накатывающих на скалистые берега. За каждым мысом - тайна: стоит только за этот мыс выглянуть, а там следующий мыс, и следующий...

Попасть на Командорские острова, а именно на остров Беринга, непросто: летом самолет Л-410, в простонародье «Чебурашка», летает 2-3 раза в неделю, если есть погода. А вот с ней не все так просто. Могут на всю неделю зарядить дожди, опуститься туманы, и тогда остается только ждать. Правда, правительство Камчатского края пообещало запустить летом 2014 года грузопассажирское судно вместимостью 35 человек. Может быть, кому-то и повезет не ждать у моря погоды.

Лучшее время побродить по острову Беринга - начало августа-сентября. В это время погода на острове чаще хорошая, начинается лето, как здесь шутят, холодное, но малоснежное. Предварительно нужно отметиться на погранзаставе и взять разрешение на посещение буферной зоны в администрации заповедника.

Передвигаться по острову можно пешком на квадроцикле или попутном транспорте (если суметь договориться с владельцем джипа). На джипе проехать по восточной стороне острова можно только небольшой участок пути, например до бухты Буян, дальше только пешком. В бухте Буян на берегу волны ворошат окатанную гальку, среди которой залежи яшмы и опалов. Когда-то даже наружные стены старого дома культуры были отделаны этими самоцветами.

Я добираюсь до своих любимых мест, а это мыс Толстый и бухта Перегребная, частично на квадре, потом просто оставляю его на береговой полосе за мысом Толстый и дальше ухожу пешком. Предпочитаю делать это в одиночку. Когда топаешь по берегу от мыса Толстый до бухты Перегребной, встречается много интересного. То среди камней подерутся песцы, не поделившие свои охотничьи участки, то песец тащит сбитую падающими со скал камнями чайку. На скалах оглушительно орут чайки-моевки, кто-то выясняет отношения с соседями, кто-то ссорится с супругой - все как у людей. Бывает так, что в драке чайки не обращают внимания на то, что они падают, сцепившись клювами и лапами, с высоты и грохаются о камни или падают в воду. Там, где есть немного пресной воды, также шум и гвалт - красноногие моевки, они же говорушки, приводят оперение в порядок, ныряют, кувыркаются в воде, сталкиваются друг с другом.

На камнях сидят чистики - небольшие, темного цвета птицы - посвистывают, разевая оранжево-красные пасти. Изредка океан выбросит на берег раненого зубами калана осьминога, сумевшего все же выскользнуть из пасти. Каланы коричневыми поплавками покачиваются на полях из морской капусты.

Шагать по берегу приходится в рваном темпе. Местами берег песчаный, ровный, но песок чаще рыхлый. Ноги проваливаются по щиколотку, проскальзывают, скорость пешехода падает. Но еще хуже – камни, укрытые слоем морской капусты, вот сущее наказание! Вы когда-нибудь пробовали ходить по беспорядочно набросанным булыжникам, да еще намыленным и спрятанным под слоем пены? Ставишь ногу, а куда она уйдет - неизвестно, вот и двигаешься враскоряку со скоростью черепахи. А спешить нужно: прилив ждать не будет, он неотвратимо придавливает к скалам, а там еще хуже идти. Там уже сгнившая капуста вперемешку с песком. Да и успеть бы проскочить, непропуск до полного прилива, иначе придется проходить его по пояс в воде.

А местами и вообще не пройти. Переходы по острову Беринга, от зимовья до зимовья, занимают по времени от 5 до 8 часов. Можно идти с палаткой, но если застигнет непогода, в зимовье все же лучше. В печке потрескивают дровишки, собранные загодя на берегу, в окошко стучит дождь, а возле крыльца сидит мокрый песец: вдруг перепадет от нежданного путника вкусный кусочек?

Местные жители эти избушки поддерживают в порядке: поправят текущую крышу, стенку, продуваемую ветрами, заменят печь; уезжая, обязательно оставят запас дров и угля. Благодаря таким людям пока еще и стоят эти дощатые домики, построенные многие десятилетия назад.

Из зимовья в бухте Половина хорошо видна гора Стеллера - самая высокая точка острова. До нее пешком по долине реки можно добежать часа за 4, подняться «а вершину и убедиться: вы на острове.

В любой реке всегда можно поймать рыбу: достаточно иметь кусок лески с крючком или блесной. А в период, когда на нерест идет горбуша, можно поймать и руками. В сентябре начинаются грибы, тут вообще раздолье – запас продуктов всегда под рукой, вернее, под ногами.

Опасностей в виде хищников на острове нет. Опасаться нужно только камней, падающих со скал, непропусков да сухих речек. Сухие речки – это высохшие русла рек, уходящие под землю и спрятанные в высокой траве. Также не стоит лезть к морским котикам для «обнимашек», что частенько пытаются делать экзальтированные девушки. И вещи на берегу оставлять не рекомендуется: вездесущие песцы обязательно что-то стащат, спрячут в траве или зароют в песок, в том числе и совсем несъедобные вещи. Эти зверушки – отличные скалолазы: залезут даже туда, куда и человек с трудом может забраться.

Если договориться с местными жителями, имеющими лодку, можно выйти в море на рыбалку, сходить к острову Топорков или на птичий базар Арий Камень, на фотосъемку китов. Поснимать этих морских гигантов, выпрыгивающих из воды, - большая удача. А вообще к любителям фотографии остров доброжелателен, как и звери и птицы, его населяющие. К куропатке, песцу, чайке и прочей живности подобраться на расстояние, пригодное для съемки, не составляет труда. Необходимости сидеть часами в скрадке, чтобы дождаться какой-либо съемки, нет. Все легко и просто.

Морская рыбалка на Командорах - это отдельная история. Такую снасть вы не увидите больше нигде: шнур в 2 мм, к которому привязывается груз граммов в 350, и несколько крюков, на которые насаживаются куски свежей горбуши граммов по 150. Все это хозяйство летит за борт на глубину 50-70 м, минут 20 ожидания - и поклевка. Поймать палтуса весом 50 кг удается частенько, а уж про треску или окуней и говорить нечего.

Совсем другое дело – путешествовать по острову Беринга зимой. Это уже экстрим. Путешественники едут караваном из 3-4 снегоходов, поскольку в одиночку кататься по Командорам зимой рискованно. Всегда есть шанс провалиться в ручей, «закопаться» в распадке в пухлом снегу, а потом на руках вытаскивать сначала снегоход, затем - нарты. В любой момент может сорваться с небес яростная пурга, и тогда земля и небо становятся единой белой мглой. Ветер скоростью 30-40 м/с не редкость. Это может продолжаться и день, и три. В пургу определить, где верх, а где низ, можно только лишь по авиационным приборам. Снег-то на островах чистейший, а значит, абсолютно белый и теней на нем не видно. Да и снегоходы имеют странную манеру именно в такие моменты подводить. Вот тут-то и необходима помощь товарищей. Взлетную полосу заметает, и самолетов не бывает неделями. Но не редкость и дни. когда в небе нет ни единого облачка, огонь от зажженной спички не шелохнется в недвижимом воздухе, небо становится бездонным и синим-синим.

Но настоящие романтики едут на Командоры и зимой. Мой приятель, фотограф из Петропавловска-Камчатского, вот уже несколько лет подряд приезжает на остров в начале февраля и ничуть не жалеет затраченного времени и денег, поскольку увозит с собой охапку впечатлений и много прекрасных фотографий.