Охотское море. Озеро Тунайча

С запада Сахалин омывается сравнительно теплыми водами Татарского пролива, с востока — холодным Охотским морем. Узкий остров насквозь продувается ветрами. Именно поэтому деревья здесь низкорослые. На морском берегу кроны их, бывает, вырастают в одном, подветренном направлении — это называется «флаговые формы». Деревья-флаги. Еще добавим: все время через остров проносятся циклоны (они же тайфуны); льют, сыплются и моросят дожди. Лето начинается очень поздно: в июле и тянется до середины октября. Поэтому июль — месяц цветения. В конце июля — начале августа пик дождей; сентябрь относительно сух, солнечен и прозрачен. Такой вот климат.

Я поехал в Охотское. Это такой поселок на берегу Охотского моря километрах в сорока от Южно-Сахалинска, место летнего отдыха горожан. Туда проложена неплохая асфальтовая трасса (асфальт на Сахалине — редкость, экзотика... И вообще, дороги ужасные). Правда, никакой общественный транспорт по ней не ходит. Доехать на автобусе удалось только до поворота с главного шоссе на Охотское. Дальше пошел пешком. Всего 25 километров, пустяки! Дождик только.

И вот оно, Охотское море. Белое, холодное. Длинная, бесконечно длинная, плавно изгибающаяся песчаная отмель тянется в ту сторону и в эту. Там — белизна моря, сливающаяся с белизной дождливого неба. Тут — сочная зелень высоченных трав, поляны алых лилий, оранжевых и желтых саранок, розовые пятна шиповника, а подальше — синеватая щетка густорастущих низкорослых пихт. Запах моря, пихтовой смолы и розового масла. Песчаный пляж, почти белый. Слева виден мыс Тунайча: невысокая, но крутая гора, лежащая на берегу моря, как гигантский морской котик. Под горой — пролив, соединяющий Охотское море с самым большим озером Сахалина, которое тоже называется Тунайча.

Озеро соленое и, в сущности, является очень большой лагуной. Вода летом прогревается до 23-25 градусов, так что купаться в нем гораздо комфортнее, чем в Охотском море. Рыбы в озере пока еще много, да какой!

Сахалинский таймень, кета, горбуша, форель. По берегам гнездятся околоводные хищные птицы: орлан-белохвост, скопа, мандаринка. Пролетом отдыхают и кормятся разные гуси-лебеди.

Около озера, в живописной, хотя и влажной рощице, работают археологи. Это я увидел, как только обогнул группу полуразрушенных зданий бывшей воинской части. Лужайка, а на лужайке — знакомая картина! — палаточки стоят. Экспедиция Сахалинского краеведческого музея копает поселение охотской культуры. Древнейшими жителями Сахалина были палеолитические охотники на морского зверя; в неолите их сменили носители так называемой охотской культуры: рыбу добывали гарпунами, покойников хоронили в кучах морских раковин. Вот их и изучает экспедиция: начальник — Ольга Алексеевна, трое взрослых мужиков — Игорь, Женя, Артур... и остальные — школьники. Дети. Человек двадцать.

С этим народом я быстро подружился. Вошел в палатку, представился, меня к столу позвали, дали ложку, миску — и я сразу почувствовал себя среди своих, как если бы три года проработал с ними. Вот уж действительно — археология сближает.